Иван Ефимович Хорев, профессор кафедры РЭТЭМ, доктор технических наук, совсем недавно был отмечен значком заслуженного работника образования Российской Федерации. Это прекрасный повод для «РЭ» пообщаться с интересным человеком и узнать больше о его жизни.

- Добрый день, Иван Ефимович. Расскажите немного о себе, о Вашем студенчестве.

- Я оканчивал физико-технический факультет Томского государственного университета с отличием в 1965 году (работаю там до сих пор). Моя специальность – инженер-баллистик. Баллистика, в основном, изучает движение снарядов. Кстати, оружие, освоение космоса, самолеты, новые оружейные системы – все это баллистика. Я продолжил изучение этого предмета в аспирантуре.

- Почему Вы выбрали именно эту специальность?

- Я очень любил оружие и в детстве даже сам его делал. Естественно, продавал его. У меня были даже пистолеты, для их украшения я банки из-под крабов использовал. Удивительно, как на меня тогда не обратила внимания милиция. С выбором помог и мой брат – он учился на ГГФ ТГУ. В то время все баллистические лаборатории находились в главном корпусе ТГУ, и он слышал выстрелы, когда испытания проводились. Он сказал однажды: «Баллистика – точно твоя специальность, иди туда», - и я поступил. По этой специальности я даже закончил аспирантуру, работал в лаборатории. Занимался созданием оружия, защитой бронетанковой техники – в принципе, всех танковых средств воздушного, наземного и космического базирования. Там же я написал и свою диссертацию. Остатки этой лаборатории все еще существуют, там есть и мои ученики. У меня защитилось восемь кандидатов и три доктора.

В 1991 году мне пришлось полгода поработать дворником, хоть я уже и был доктором наук. В то время дворник получал в три раза больше, чем профессор, можете себе представить? Когда по работе мы встречаемся с иностранцами, и они слышат эту историю, то не верят и говорят - такого не может быть. И не я один работал, все мои друзья-профессора вынуждены были работу другую искать. Кто-то охранял ломбард, кто-то работал в пирожковой… Лаборатория была разрушена при Горбачеве, сейчас спохватились. Тогда мы были наравне с американцами, а теперь, конечно, отстали.

Кстати, я долгое время был «невыездным», так как работал с секретными материалами. Кроме Казахстана, я так нигде и не бывал. Но еще все впереди, конечно же.

- Что Вас привело в ТУСУР?

- В то время он еще назывался ТАСУР, должен был стать институтом, а в институт нужны были профессора. Моя жена – биолог, и ее пригласили сюда читать курс по безопасности жизнедеятельности – предмет, что я тоже читал. Когда ректор об этом узнал, он предложил мне стать заведующим кафедрой физики, но я отказался. Сказал, что буду просто профессором, так и начал работать. Меня взяли на кафедру РЭТЭМ, и на ней с тех пор занимаюсь БЖД.

- Вы - лауреат премии С.А. Бетехтина, ее присуждают за работы в области прикладной математики и механики. За какое исследование вы стали ее лауреатом?

- За работу по методике изучения дивергентных ударных волн. У меня, кстати, 17 изобретений и патентов, но в основном все они – закрытые, то есть засекреченные. Была у меня и грамота от министра машиностроения. Из незасекреченных патентов у нас есть изобретение по защите от осколков. Но чтобы понять его суть, нужно знать физику.

- Вы - академик Международной Академии наук Экологии и Безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ). Расскажите о своей деятельности в МАНЭБ.

-Действительно, я состою в Академии, занимаюсь безопасностью жизнедеятельности. У нас проходят периодические собрания в нашем филиале, но, к сожалению, нечасто. Есть активная группа членов Академии, а есть – не очень.

- Что для Вас значат Ваши награды?

- Я награжден Звездой ученого и Звездой почета за работы об ударных волнах. Значат они только то, что мои достижения признаны. Недавно еще получил звание заслуженного работника образования Российской Федерации, обещали за это значок. Свидетельство уже вручили, а значка еще как не было, так и нет.

- Почему Вы решили посвятить свою жизнь науке?

- Я очень любил оружие, и однажды понял, что ничего больше меня не интересует, кроме изучения оружия, стрельбы ударных волн. А ведь этим не будешь заниматься дома, нужны лаборатории. Также я работаю над проблемой техногенного космического мусора – его очень много скопилось. Он образован взрывами, например, военных спутников. Сейчас их взрывать запрещено, но раньше позволялось. Для изучения этого предмета тоже нужны лаборатории. Я даже занимался созданием станций космического базирования для поражения спутников. Кстати, в основном за это меня и пригласили стать членом МАНЭБ.

- Почему Вас заинтересовала безопасность космического пространства?

- Космосом я стал заниматься тогда, когда военная тематика немного надоела. В области изучения космоса много нового, здесь я могу приложить свои усилия; мои знания по безопасности, по ударным волнам, по защите аппаратов пригодятся. Прежде чем запускать корабли, мы проводили все испытания на земле, проверяли на прочность оболочку корабля и костюмы космонавтов. На земле моделировали условия космической обороны. Мы предложили также хорошие варианты моделирования действий с космическим мусором. Сейчас уже дошло до того, что перед запуском проверяется, где есть участок без мусора, и спутник запускается туда.

- Давайте поговорим о статистике - сколько килограммов техногенного мусора в ближнем космосе?

- По своему роду деятельности я обязан это знать. Вообще есть три цифры. Первые подсчеты принадлежат Министерству обороны США, и оно склонно завышать опасность. Их специалисты насчитали 12 миллионов килограммов. Специалисты НАСА, занимающиеся гражданскими проектами, насчитали шесть. Российские же специалисты взяли среднее число и «нашли» 8 миллионов килограмм. Кстати, уже есть случаи поражения спутников осколками.

А вот забавная история про космос. В 1978 году был создан спутник-киллер, полностью управляемый с Земли. Он был запущен на орбиту и сбил шесть американских спутников, что вызвало большой скандал. В то время в США был бум на НЛО, поэтому, когда нашей стране предъявили претензии по поводу спутника, наши ответили, что во всем виноваты НЛО.

- Чего только не придумают! Как студентам дается Ваш предмет?

- Им нравится, я рассказываю очень интересные вещи. У меня есть и группа ГПО, мы занимаемся проектами по проблемам экологии ближнего космоса.

- Совсем недавно Нобелевскую премию по физике вручили двум выходцам из России. Как Вы относитесь к этому?

- Я прекрасно понимаю, почему они эмигрировали. Как раз в те времена, когда я работал дворником, многие уезжали за границу, и большое количество моих друзей тоже. И я бы поехал, да английского не знал. Правда, технический английский знал неплохо. Сейчас уже не зовут, да я и сам не поеду. Время мое уже вышло, да и учеников своих здесь я не оставлю.

За рубежом понимают важность наших специалистов, в США даже ввели квоту на количество российских выпускников, причем ценятся именно технические специальности. Раньше техническое образование в нашей стране было очень хорошее и мощное, а сейчас стало хуже. Может, дело и в самих студентах. Возможность платного обучения развратила их. Когда я учился, все было четко: если я получил тройку, то я с ней и хожу. А сейчас студенты приходят и торгуются.

Я бы хотел поделиться: сейчас пишу книгу о жизни своей, об учебе, о советских ученых. Мне есть, что вспомнить - я был очень активным в молодости, был и комсоргом, и командиром дружины ТГУ. Как раз в то время погиб Сергей Вицман, он был заместителем командира оперотряда ТУСУРа.

Я даже работал внештатным оперуполномоченным уголовного розыска и очень много повидал тогда.

- Расскажите о книге, пожалуйста.

- Она называется «Так случилось» и пока еще не закончена. Но вам я хотел бы рассказать некоторые свои детские воспоминания.

Одно из первых моих впечатлений – когда я был в возрасте 10 лет. Я учился тогда в четвертом классе. У нас в семье была корова, наша кормилица. Голландской породы. Мой отец – бригадир-железнодорожник - достал мне велосипед, и моей задачей было нарвать мешок травы для коровы - свежей, сочной. Она всю траву за ночь съедала. Мать всегда говорила мне: «У коровы молоко на языке», то есть все зависит от корма, поэтому кормили мы ее очень хорошо. Вечером я должен был приводить корову домой. И вот идешь со стадом рядом, а дорога пыльная. Корова по ней ступает, и на эту пыль молоко капает.

Я в школе учился хорошо, и одна моя учительница попросила позвать отца моего в школу – хотела сказать спасибо за то, что он такого сына вырастил. Я отцу ее просьбу передал, а он мне говорит: «Сынок, я в твою школу не ходил никогда и не пойду. Это тебе нужно, а не мне». Вот и вся его агитация за учебу была, лучше не придумаешь.

- Как человек с большим жизненным опытом, какой совет Вы бы дали современным студентам?

- Нужно учиться, учиться и учиться, лучше Ленина и не скажешь. Особенно в ТУСУРе, все его специальности, связанные с электроникой, перспективны. Университет сейчас получает много заказов, поэтому нужно использовать возможности.

Пока книга еще в работе, ничего не остается, кроме как последовать совету Ивана Ефимовича – так что учимся, студенты, учимся.

Полина Заичкина,
Наталия Лунина