Анатолий Васильевич Кобзев Анатолий Васильевич Кобзев, президент нашего вуза, комментируя свое выступление на научно-методической конференции признался, что своим пленарным докладом - "О роли технических университетов в реализации стратегии модернизации России" - постарался "выправить" само название конференции: "Перспективы развития многопрофильного технического университета".

- При чем тут "многопрофильность", когда перед нами сейчас стоит общенациональная задача модернизации и перехода к экономике знаний? В разное время в России уже предпринимались попытки "модернизироваться" - Петр I , 30-е "индустриальные" годы, послевоенный бум... Не секрет, что последний был основан на германских репарациях, в нашу страну были вывезены почти все заводы, современное на тот момент оборудование. Но "мозги" вывезти не удалось, они поехали в другую сторону. В результате за океаном начался бурный экономический рост, а мы остались со всей этой техникой, которая устарела через 5-10 лет. И дело тут не только в "мозгах" - общего настроя не хватило. Да, был всплеск - мы первыми отправились в космос, успешно реализовали ядерную программу. Но в целом процесс "потух". Почему так происходит?...

Сейчас мы включаемся в четвертый "исторический заход". Если у нашего высшего руководства хватит политической воли, то слова "модернизация", "экономика знаний" станут не просто словами. А пока нам предстоит разобраться со многими вопросами. Начнем с того, что исходная ситуация для намеченного "движения вперед" не слишком благоприятна, и последнее десятилетие особенно нас "добило". Произошел реальный рост благосостояния населения; в стране создалась иллюзия, что мы сможем стать обществом потребления. И это при том что все наше видимое благополучие держится на нефтяных и газовых доходах. Основной массе без разницы, откуда все берется - прилавки полны и что-то в карманах водится. Но как мы можем перейти в общество потребления, имея в 10 раз меньшую производительности труда, в 10 раз меньший ВВП на душу населения, чем развитые страны? Советский Союз разрушился при восьми долларах за баррель нефти, а наше сегодняшнее общество "взращено" на, примерно, 140 (сейчас - 76-80). Теперь люди привыкли потреблять, не понимая, что долго такая ситуация не продлится. Не зря часто вспоминается "варварское" утверждение: лучше бы в России не было бы нефти и газа. Тогда бы мы карабкались в общество потребления по другой траектории, не учились обменивать нефть на деньги, покупая потом товары.

Видимо, нельзя было раскручивать "потребляемость" населения, не увеличив вначале производительность труда, перенаправив "нефтяные" деньги на инвестиции, добиться продвижения вперед по пути модернизации.

Сейчас задача построения экономики знаний сформулирована ясно, и вроде бы понятно, в каком направлении нам нужно идти.

В своем докладе я приводил такие цифры: в России работают 7,5 % ученых мира, на нашей территории находится 23 % всех минеральных ресурсов. Казалось бы, чего еще надо - бери, пользуйся. Нет! Россия создает всего 0,3 процента всей наукоемкой продукции. При том, что производительность труда у нас в 10 раз ниже чем в развитых странах Европы, чем в США и Японии... Вот на конференции Института инноватики (я только что вернулся после нее) в докладе гендиректора фирмы "ЭлеСи" Сергея Владимировича Чирикова прозвучала интересная информация. Он недавно вернулся из Китая, где побывал в подобной "ЭлеСи" компании, которая тоже занимается промышленной автоматизацией, в ней работают примерно столько же сотрудников - 1110 человек. Так вот, там выпускают продукции в девять раз больше, чем "ЭлеСи". А "ЭлеСи" у нас лидер по производительности в Томске, Томск - лидер по развитию инновационной экономики в России. Просто потрясающий разрыв! Сергей Владимирович, конечно, хочет понять - почему так происходит. И одну из причин он назвал: у большинства выпускников вузов, которые приходят к нему на работу, как он выразился, "глаза не горят". Они уже решили, что находятся в обществе потребления, думают только о том, как получить зарплату повыше и с максимальным удовольствием ее потратить. Этап борьбы за свое процветание исчез.

Эта проблема стала общероссийской и даже уже философской.

Нужно приложить очень большие усилия, чтобы изменить ситуацию. Что такое 0,3 процента наукоемкой продукции? 10,5 миллиардов долларов (из 3,5 трлн. мировых). Эта цифра адекватна тому вкладу, что делает в науку государство. 30,5 процентов ученых мира живут в США и примерно 35 процентов наукоемкой продукции производит страна. Возникает иллюзия, что ученые России "недорабатывают". Это совершенно неверный вывод. В экономике, которая наполнена "бурдюками" нефти и газа, абсолютно отсутствует заинтересованность промышленности в инновациях. Нефть течет и по старой технологии. Призывом "давайте менять ситуацию" этот порочный круг не разорвешь. Только некоторые предприятия, такие как "Микран", "ЭлеСи" понимают, что выиграть можно, если начать "биться" за наукоемкую продукцию. Да, руководители этих фирм нам говорят: "Вы не выпускаете нужных людей, "заряженных на инновации". Но дело в том, что потребности в таких специалистах в целом по России нет! Нужны выпускники с дипломами, хорошие исполнители. Активные люди, те, кто хотят что-то изменить, в коллективах, которые не отслеживают каждый шаг конкурентов, просто неудобны. Воз тронется, когда фирмы будут искать инновации. Но как их к этому "подвинуть"? Поскольку ход любого дела определяют люди, то, видимо, начать нужно с выпускников университетов. Только они, придя через пять, десять лет на наукоемкие предприятия, могут изменить всю ситуацию. Много ведь примеров, когда наша молодежь, переезжая на запад, быстро адаптируется, подучивается и начинает реализовывать новые идеи. Надо задуматься, почему эти головы там "расцветают"? Просто у нас для них условия не созданы.И когда говорим о модернизации, нужно понимать, что она невозможна без демократизации общества. Инноваторов в тюрьме не бывает. Да, Россия - не тюрьма, но в нашей стране создана жесткая система, основанная на тотальном контроле всех уровней. Я хочу привести такие цифры: в России личный состав служб безопасности - 2 миллиона 140 тысяч человек (армия всего миллион сто тысяч). Штатных сотрудников МВД и МЧС - 2 млн. 539 тыс. Работников таможни и налоговых инспекций 1 млн. 238 тыс. Чиновников лицензирующих и контролирующих органов - миллион триста. Если прибавить к этим цифрам число других чиновников и поделить на 20 миллионов (столько в нашей стране работающего населения), то получим ситуацию как в пословице: "Один с сошкой, семеро с ложкой". Никакой бюджет такой нагрузки не выдержит. В России контролируются все сферы производственной и личной деятельности. Это абсолютно ненужная ситуация для страны, которая хочет построить свободную рыночную экономику, экономику знаний. А пока чиновник в России остается главной фигурой, вряд ли мы построим что-то новое.

Радует, что понимание проблемы есть "наверху" и мы исходим из того, что рано или поздно оно дойдет и "вниз".

ТУСУР уже 10 лет как идет по этому пути, став центром модернизационных процессов. Мы попали в нужное время и в нужное место и уже подготовлены к тем задачам, которые нам предстоит решить. Только вот необходимо понять, сумеем ли мы внести свой "достойный вклад". Какой? Из стен вуза мы должны выпускать людей, способных к инновационной деятельности. Как в своем докладе говорил Сергей Владимирович Чириков? "Людей с горящими глазами" - тех, кто стремится, ищет и находит. Эти качества в целом воспитуемы. Для этого всем, кто поступает к нам, нужно понять, что нельзя окончить ТУСУР и не быть вовлеченным в творческий процесс, процесс самостоятельной работы. Как нам добиться реализации такого подхода? Общую задачу нужно разбить на составляющие, отдельные проекты, такие как проект ГПО. Он вытекает из цели создания инновационно-активного инженера. Предприниматель никогда не "вырастет", слушая лекции и записывая их. Это абсолютно безнадежное дело. Но мы-то с упорством достойным лучшего применения продолжаем двигаться по этому пути: лекции, конспекты, экзамен... В докладе на конференции я привел китайскую пословицу: "Скажи мне - и я забуду, покажи мне - и я вспомню, вовлеки меня в процесс - и я пойму, отойди - и я буду действовать". Все-таки инновационно-активный инженер всегда действует, он не воспроизводит чужие знания, а перерабатывает их. Он не вспоминает, что когда-то услышал, потому что в практической ситуации опираться не на что - каждая по-своему оригинальна. Вершина всего - действие. Мы должны "обеспечить" нашего выпускника способностью создавать что-то самому. Значит, во время учебы он должен постоянно попадать в нестандартные ситуации. Тут другой вопрос: кто их придумает и в каком виде они будут подаваться? Опять лекции, практические, лабораторные? Невозможно. Большую часть учебного процесса (кроме ГПО) мы тратим впустую, движемся в другом направлении - готовим инженеров наемного труда, массовых исполнителей. Лишь единицы из них "прорвутся", создадут свое наукоемкое дело.

Нам надо "родить" новую систему подготовки инновационных специалистов. На конференции я как раз хотел эту задачу поставить перед всеми нами. И первый шаг в этом направлении - индивидуализация обучения, затем - повышение ответственности за результат своего труда. Нужно отделить индивидуальные учебные планы от групповых, может быть, кроме дня ГПО ввести день индивидуального проектирования... Да, методика еще не создана, но уже ясно одно - нужно уменьшать количество пассивных занятий. Только так можно научить студента работать самостоятельно. Часто обучение в академической группе идет само собой: один-два лидера, за ними все тянутся. Это значит, что основная масса никогда ничего не создадут сами, не включатся в инновационный процесс. Получается, мы должны студента "заставлять придумывать".

Понятно, что пока не создана эта новая основа обучения, нельзя "отменить" старую - произойдет резкое снижение качества выпускников. Сначала нужно запустить "технологию придумывания" (я думаю, в течение года мы ее "родим"). Следующей нашей задачей в рамках ГПО станет требование от наших студентов "создания новшеств". Еще есть одна идея: поручить им участие в крупных кафедральных проектах: усовершенствовать деталь, разработать узел...

Я понимаю, что к новой технологии перейти будет очень нелегко. С ГПО в свое время тоже проблем было много, только недавно дело пошло. Быстрого результата в модернизационном процессе не бывает, это надо понимать. Главное, что ТУСУР может принять в нем достойное участие. По крайней мере, у нас есть понимание, в какую сторону нужно двигаться, какие условия нужно создать творческому человеку, чтобы он почувствовал себя "в своей тарелке". Технологический бизнес-инкубатор мы все равно откроем, у нас появится структура, способная принять ту технологию, о которой я сейчас говорю, технологию основанную на придумывании новых идей, на самостоятельной работе и творческом поиске преподавателей и студентов, объединенных общей задачей.

Всем нам в ближайшие годы предстоит донести важную мысль: "настоящим" тусуровцем может стать только тот студент, кто будет способен после окончания вуза создать собственное инновационное дело". Вот, например, как эта мысль реализовывалась в вузах других стран (из опыта университета Твенте, Нидерланды): "...К середине 90 годов предпринимательское отношение овладело сознанием студентов и аспирантов, проживающих на территории студенческого городка. Университету удалось добиться благосклонного отношения к малым и средним фирмам и даже внушить студентам мысль о том, что после окончания университета организация его собственного дела "может стать более высокой целью в жизни", чем просто работа на какую-то крупную корпорацию".

Мы хотим, чтобы такое отношение "овладело" и нашими студентами, оно станет дополнительным мотивом для "зажигания фонариков", которые тянут людей к поиску и творчеству. Способен ли ТУСУР включиться в решение по сути дела национальной задачи модернизации экономики? Пока мы находимся в самом начале пути. Чтобы продолжить его, нам нужен заряд в виде новой технологии обучения.