Эльвира Михайловна Лифенцева (на фото - слева) и Бэлла Ростиславовна Райзман (справа) учились на одном курсе и на одной специальности – на РТФ ТПИ.

- Вы поступали в ТПИ в пору расцвета интереса к радиотехнике. Конкурс был серьезный?

- (Бэлла Ростиславовна) Очень!

- (Эльвира Михайловна) Так как у меня была медаль, я просто прошла собеседование - приблизительно полгруппы было медалистов. А так - сдавали семь экзаменов, нужны были все пятерки.

- Начало учебы…

- (Б.Р.) Мы как раз поступили в то время, когда радиотехникам пытались дать политехническое образование. Мы изучали механику, электротехнику, радиотехнические науки, техническое рисование…

- (Э.М.) Работали на всех станках. Два года занимались «прикладными» предметами, даже монтаж электропроводки осваивали.

- Что потом из всего этого пригодилось?

- (Б.Р.) Я на заводе почти всю жизнь отработала, так что пригодилось все. И вообще считаю, что из института «готовым» специалистом не выйдешь, нужно разобраться вначале, как лучше распорядиться своими знаниями. Даже если я не занималась той же электропроводкой, зато я знала, куда обратиться, чтобы ее починить – имела представление о предмете.

- (Э.М.) Я всю жизнь проработала в СКБ – специальном конструкторском бюро, поэтому знания механики мне не понадобились. В институте первые два курса мы проектировали редукторы, изучали технологию металлов и материалов, физику, химию, высшую математику и в полном объеме «политические науки»: основы марксизма-ленинизма, политэкономию, исторический и диалектический материализм. И только с третьего курса нам начали читать предметы по основной специальности (студентам последующих курсов удалось добиться отмены части предметов, появилась возможность давать знания по специальности в большем объеме).

- А студенческая жизнь, что чаще всего из нее вспоминается?

- (Б.Р.) Мы жили лучше, чем теперешние студенты – это точно. Все лето проводили в группе на сельхозработах, а это очень сближает.

- (Э.М.) В 1955 году все лето были на целине. Только в сентябре нам дали отдохнуть 15 дней.

- (Б.Р.) На целину тогда поехал целый поезд. Товарный эшелон. Едем! Все довольные и счастливые. За день до отправки мне мама говорит: «Возьми стеганное одеяло». Я: «Да ты что!» Она мне: «Возьми». Как же! В моде были сумки из разряда «чем меньше, тем лучше»; одеты все по-спортивному - сатиновые шаровары, кофточки. Купальники у нас были вообще несказанные. Садимся в поезд. На платформе - полная эйфория, песни под гитару, веселье. Заскакиваем в вагоны, трогаемся… И тут мы понимаем, что едем в вагонах для скота. И никто не догадался нам, 12-ти тысячам студентам, что поехали «поднимать» целину, выдать хотя бы постельные принадлежности - вообще ничего. А поезд останавливается у каждого телеграфного столба. Когда мы до первого снопа добрались, все сено и солома были у нас в вагонах.

А что было, когда мы приехали в Казахстан! Днем - жара, а ночью - колотун. И тут-то я маме отправляю телеграмму: «Вышли посылкой одеяло». Жили мы в вагончиках, приходилось спать по двое, чтобы не замерзнуть, укрывались всем, что было. Я помню этот восторг, когда я получила мамино одеяло - все, что у нас двоих было, можно было отдать укрываться другим, чтобы «слой» стал потолще.

- (Э.М.) У нас условия были лучше: нас разместили в огромном сарае – были матрасы, набитые соломой, подушки, одеяла. Днем работали на комбайнах (косили пшеницу), на токах, а вечером пели песни, танцевали.

- Ну, романтика! Так почему вы сказали, что «раньше было лучше»?

- (Б.Р.) Я вам на полном серьезе это говорю. Наша жизнь студенческая была лучше, интереснее сегодняшней. А эти колхозы замечательные! Вам и не снилось, какая там была грязь, завязали в ней так, что ногу выдернуть нельзя.

- (Э.М.) На первом курсе нас послали в колхозы, не предупредив при этом, что одеться надо соответствующе. Люди приезжали в сандаликах, которые тут же разваливались.

- После окончания учебы в Томске было сложно остаться?

- (Э.М.) Выбирали себе место довольно спокойно. Каждый устроился туда, где хотел работать. Запускался завод матмашин – выпускники нашей специальности на нем как раз были очень востребованы.

- Многих «своих» ждете на 50-летие выпуска?

- (Э.М.) На 45-летие народу собралось мало, а сейчас, я посчитала, многие решили приехать в Томск, некоторые даже с внуками – пока согласие дали 35 человек. Они уже «заказали» нам не только экскурсию по Томску - очень хотят пройтись по коридорам политеха.

- Наверное, больше хочется пообщаться, чем что-то посмотреть?

- (Б.Р.) Раньше мы красивые, молодые были, приятно было увидеть друг друга, а сейчас уже охота многим посмотреть Томск, корпуса политехнического.