20 лет спустяВладимир Павлович и Раиса Владимировна Блиновы заехали в Томск всего на несколько дней. Наконец-то впервые за много-много лет у них появилась возможность попутешествовать: фирма «ЭСБС» («Электронные средства безопасности и связи»), которой руководит Владимир Павлович, прочно стоит на ногах, а оба их сына стали полноправными и надежными партнерами. Да, мы еще забыли сказать, что наши герои живут и работают в Иркутске, а с Томском их теперь связывает только память молодости – почти 30 лет назад они окончили наш вуз.

- (Владимир Павлович) В Томске мы не были где-то лет 20. Город за это время очень изменился, узнать можно только центральные улицы. Наше общежитие №6, где мы жили, вообще нашли с трудом – раньше лес вокруг был, а теперь все застроили.

- (Раиса Владимировна) Мы ведь в ТИРиЭТ, как тогда назывался ТУСУР, приехали не сразу после школы. Вначале окончили у себя в Иркутске техникум промышленного машиностроения. Потом он [показывает на мужа] отслужил в армии, а я поработала на заводе. А уж тогда приехали сюда. Чтобы восполнить свои знания, почти год проучились на рабфаке перед поступлением на дневное отделение.

- Вы были уже женаты, когда приехали в Томск?

- (Р.В.)Нет, еще дружили.

- Наверное, вдвоем легче было проблемы решать?

- (В.П.) Мне кажется, в наше время вообще сложностей не было.

- (Р.В.)Это ты сейчас так говоришь. Всякое бывало. Правда, стипендии мы получали очень высокие. Везде - 55 рублей, а в ТИРиЭТе – 75. С курса третьего мужу назначили ленинскую стипендию – 91 рубль.

- (В.П.) Когда приехали в Иркутск на работу, стали получать по 110 рублей.

- То есть разницы особо не почувствовали?

- Нет, почувствовали. До вуза я работала на заводе и получала почти 300 рублей…

- Тогда зачем нужно было получать высшее образование?

- (В.П.) Высшее образование нужно человеку не только для того, чтобы деньги получать. Мы тогда мечтали двигать коммунизм, вести страну вперед. Настрой «обязательно высшее» сказался и на наших детях – они параллельно учились в 2-3 вузах сразу, получали техническое, экономическое и юридическое образование.

- (Р.В.) И то, что мы сейчас здесь – заслуга наших сыновей: оба работают в нашей фирме, так сказать, «семейный подряд» помогает.

- После института вы распределились…

- (Р.В.) Распределение шло по баллам, учитывались оценки и общественная работа. Муж был председателем студсовета, я занималась партийной работой – была секретарем комсомольской организации. Поэтому он шел первым в списке по факультету, а я пятой. Мы могли выбирать чуть ли не любой город страны, но остановились на Иркутске – из-за родителей. И не пожалели, нашли свою «стройку века» – начали строить солнечный телескоп, до сих пор это крупнейшее в мире сооружение в этом научном направлении.

Представляете, 256 антенн в виде огромного креста, которые синхронно следят за солнцем.

- (В.П.) 17 лет мы прожили в экспедициях – вокруг тайга. Все управление телескопа находилось под землей, в туннелях, вмещающих всю аппаратуру, коммуникации.

- (Р.В.) Нам эта работа очень нравилась, мы сами творили, изобретали, обстановка на строительстве была достаточно свободной. Муж занимался разработкой СВЧ-аппаратуры, а я - ее управлением.

- (В.П.) А потом начались «голодные годы», финансирование проекта почти остановилось. Мы пытались что-то сделать, перейти на хозрасчет – просто не хотели оставлять свое «детище». Но активных людей всегда мало. Нас просто выжили, когда мы предложили перераспределять фонд зарплаты, направлять ее на покупку оборудования, на оплату самых талантливых сотрудников. Мы ушли в кооператив, занялись связью. А потом поняли, что сколько ни работай, руководство забирает 90 процентов прибыли, а мы только 10. Решили создать свою фирмочку. В 1993 году вышли на рынок...

- (Р.В.)… Может, расскажешь, как депутатом был?

- (В.П.)Да, еще успели и в политике «повариться». Байкальский целлюлозный комбинат печально известен всем. Когда началась перестройка, грянули митинги против загрязнения Байкала. Руководство комбината испугалось и задумало проблему решить так: сбрасывать грязную воду не в Байкал, а проложить трубы, чтобы через них отходы сливать в Ангару. Но получалось так, что в начале вся эта грязь должна была попасть в маленькую речку Иркут и пройти через те места, откуда я родом. Я собрал 273 подписи в своей деревне против этого проекта, отправил их к Горбачеву. Пришел ответ: обращайтесь в обком партии. Мы поняли, что нас обманули, начали собирать подписи в городах и селах - 50 тысяч высказались против «обхода». Когда решили отправлять подписи в Москву, поняли, что все вокзалы и аэропорты были для нас заблокированы. Закончилось дело тем, что мы отсняли груды собранных «нет» на видеокамеру, запись попала к Ельцину. Он позвонил и сказал - остановить стройку. Эшелоны с трубами двинулись обратно на Урал. Эта победа нас вдохновила, я пошел в депутаты. Но опыта законотворческой работы у меня не было, поэтому эта часть жизни осталась в прошлом.

- И вы создали свой кооператив?

- (В.П.)Да, наше предприятие было первым, разрушившим монополию на рынке вневедомственной охраны и телефонных сетей. Вначале мы рискнули и вручную спаяли свою «самопальную» систему, а потом стало легче, мы узнали, что нужное оборудование производят в Нижнем Новгороде, стали покупать его и переделывать «под себя». Сейчас большой объем нашей работы – оптовая торговля оборудованием, мы являемся официальным представителем нескольких известных фирм.

- Как вам ТУСУР сегодня?

- (В.П.) Замечательно, что вуз выжил, обновляется и внешне выглядит солидно. Я вот сравниваю с иркутскими вузами, когда беру их студентов на практику, просто удивляюсь – они часто не знают элементарных вещей.

К сожалению, Томск и ТУСУР от нас далековато…