Зарплата повысится... Символически 7 октября профсоюзы страны провели всероссийскую акцию «За достойный труд», так что повод для беседы с председателем профкома сотрудников Валерием Павловичем Алексеевым у нас был - выяснить, какие именно вопросы и проблемы поднимались на этом митинге, за какой «достойный» труд борются профсоюзы сегодня. Но как и следовало ожидать, главной темой нашей беседы стала новая система оплаты труда бюджетников, вводимая с 1 декабря этого года (в прошлом номере мы публиковали «зарплатное» интервью с начальником отдела кадров ТУСУРа Андреем Николаевичем Бобылевым, теперь у вас есть возможность сравнить два взгляда на грядущие изменения).

- Какие изменения в работе профкома сотрудников ТУСУРа произошли за последние годы?

- В связи с победой нашего университета в инновационной программе увеличились поступления в профсоюз. Мы смогли вкладывать больше средств и в спорт, и в культуру, и в отдых. Например, в 2005-ом году мы собрали взносов примерно два миллиона рублей, а в 2006 и 2007-ом - по четыре миллиона. Поэтому и наши «вложения» в спорт увеличились в два раза, мы смогли без существенной помощи администрации провести празднование Дня старшего поколения, 8 марта. Внутривузовское соревнование теперь тоже на наших плечах. Я думаю, что за последние годы роль профсоюза точно не уменьшилась.

- Но какие-то изменения произошли?

- Постарели мы, а новые кадры... Не хочу сказать, что они справляются хуже, но уже нет той самоотдачи, которая была. Поэтому я не могу пока назвать своего приемника. Хотелось бы отдать все сделанное в надежные руки.

- Может, просто изменилась роль профкома? С чем теперь к вам «идут»?

- Со всем. Иногда просто как к священнику: рассказать о своих проблемах, делах. Но мы - единственный вузовский профком, где у председателя нет отдельного кабинета. Поэтому часто приходится выслушивать людей в коридоре или у подоконника - при народе ведь всего не расскажешь.

Прежде всего, мы разбираемся с материальными просьбами: малообеспеченных у нас много, а случаи краж в последнее время участились - это же просто катастрофа для человека, который живет от зарплаты до зарплаты.

Но самой злободневной проблемой остаются детские сады. Все-таки рождаемость повысилась, а очередь в садик сейчас где-то две тысячи человек. Допустим, купила молодая семья квартиру в ипотеку, жена сидит с маленьким ребенком, средств не хватает, а места в садике нет. Иногда приходится лично выходить на городскую администрацию или в Областную федерацию профсоюзов, чтобы там персонально помогли какой-то семье.

С проблемой жилья постоянно идут - раньше этот вопрос мы могли решить, в свое время ТУСУР участвовал в строительстве трех домов, сейчас, конечно, другие времена. В связи с финансовыми кризисами зарплаты молодых ученых, кандидатов наук никак не хватает, чтобы в банке им выдали кредит на покупку жилья. Из 68 молодых ученых, которые обратились к нам, чтобы поучаствовать в городской программе «Молодая семья», только двое прошли отбор по зарплате.

По покупке путевок тоже много обращений. Фактически сейчас профсоюзных путевок нет, мы их реализуем, но только через внебюджетные средства подразделений.

Путевками в детские лагеря отдыха каждый год мы обеспечиваем всех желающих, кому не хватает денег - даем путевки бесплатно... Вопросов очень много, но у нас с Анатолием Васильевичем договоренность: социальные вопросы «снимает» профком; если какую-то проблему нам не удается решить, уже тогда люди идут на прием к ректору. Но в этом году таких набралось 2-3 человека - не больше.

- Наверное, много вопросов теперь вызывает введение новой системы оплаты труда?

- Я являюсь непосредственным участником составления Положения об оплате труда в ТУСУРе. Что я могу сказать? И на этот раз правительство решило переложить проблемы по оплате труда со своих плеч на плечи вузов. Отменив единую тарифную сетку и не дав дополнительных денег, нам объявили, что с 1 декабря зарплата бюджетников повысится на 30 процентов. Фактически нас поставили в очень тяжелые условия. Дело в том, что даже этих 30 процентов мы не ожидаем, а ведь с 1 января в стране повышается минимальная оплата труда - с 2300 до 4300 рублей. Это значит, что почти все деньги, которые придут на 30-процентное повышение зарплаты, уйдут на обеспечение этого минимального уровня. Несложно подсчитать, что основные категории наших сотрудников - профессора, доценты, преподаватели - мало чего получат дополнительно. Плюс ко всему этому в новых положениях по оплате впервые введены должности деканов и заведующих кафедрами. Раньше за эту работу люди получали надбавку, декан - 30 процентов, заведующий - 20, теперь же, если эти должности вводятся отдельно, они могут вообще не вести занятия или вести их за дополнительную зарплату - по совместительству. Денег на эти цели у вуза, конечно, нет. Поэтому приходится писать новые должностные инструкции, обязывающие завкафедрой или декана взять на себя какой-то объем нагрузки.

И еще неясность: нам рекомендован размер оплаты труда, но «спустило» его Министерство здравоохранения и соцразвития. Для нас же непосредственным руководителем является Министерство образования и науки. От них же никаких приказов не поступало. Наши финансовые органы говорят о том, что чьи-то другие распоряжения мы выполнять не обязаны. Мы оказались в очень затруднительном положении. Особенно тяжело было в сентябре, когда пришел приказ, что до 1 октября новую систему оплаты надо уже утвердить на конференции трудового коллектива. При участии профкома была создана комиссия, положение на конференции утверждено, сейчас оно дорабатывается и с 1 декабря будет введено. Но несложно заметить, что та заработная плата, которая обозначена в новых табличках, мало чем отличается от нынешней - особенно это касается основной части нашего коллектива сотрудников. Это вроде как и плохо, но, с другой стороны, государство нам говорит: ограничений по зарплате нет, зарабатывайте больше денег, и люди будут больше получать. Граница есть только снизу МРОТ - 4300, с учетом районного коэффициента - 5600 рублей. Плюс, в министерском приказе есть еще и хитрая фраза: «С 1 декабря зарплата не должна уменьшиться». Получается, что мы должны изыскивать дополнительные внебюджетные средства, чтобы обеспечить это «неснижение». Если изымать их централизованно, с подразделений, то получается, что одна кафедра зарабатывает много, другая - нет, а получают там и там одинаково. Так что нам пока есть над чем поразмыслить, над чем порассуждать. Пока мы пришли к такому выводу: для начала все повышения, хоть и символически, но скажутся на цифрах доходов наших сотрудников, а уже дальше все будет зависеть от нас самих. Теперь ведь зарплата каждого из нас будет состоять из базового оклада, компенсирующей и стимулирующей выплат. Повышая базовый оклад, мы, естественно, увеличим зарплату сотрудников.

Но не будем забывать еще и о том, что по заверениям нашего министра, в России должно остаться 50-100 университетов и 100-200 институтов (сейчас их несколько тысяч). Вводится понятие статуса университетов: федеральный - «высший» по финансированию, за ним исследовательский и инновационный. Пока мы не знаем, какой статус нам «дадут», и загадывать на будущее нам сложно. Мы посмотрели Положения о системах оплат, которые другие вузы вывесили в Интернете. Скажем, ТГУ или ТПУ - их финансирование в разы превышает то, что выделяется на наш вуз. Конечно, они смогут «позволить себе» гораздо больший размер базового оклада и, соответственно, оплаты труда. Получается, что, работая в одном городе, доценты или профессора в соседних вузах будут получать совершенно разную зарплату.

- По-вашему, это ненормально?

- Конечно, нет. Вот мы первыми победили в инновационной программе, а ТПУ вторыми, а у них сотрудники будут получать гораздо больше. Многие преподаватели, особенно молодые, туда побегут.

...Проблем и вопросов тут много, но на многие из них ответить мы не можем - нет четкой позиции Министерства образовании и науки, нет примерных положений, рекомендаций. По сути, не умея плавать, мы брошены в воду.

Я уверен, что с введением новой системы оплаты, когда люди увидят, что их зарплата не повысилась или не соответствует минимальному уровню, возникнет много трудовых споров, конфликтов.

- Люди боятся, что будут получать меньше?

- Нет, не в этом дело. Президент нам ясно обещал: бюджетники с 1 декабря будут получать на 30 процентов больше. Выясняется, что это совсем не так. Причем, ситуация еще сложнее: кто-то будет получать больше, а кто-то нет. Поэтому когда я прихожу на кафедру, коллеги надо мной откровенно посмеиваются: вот что бы вы там себе в руководстве ни придумали, я на 30 процентов больше получать не буду.

- Что касается всероссийской профсоюзной акции, какие проблемы поднимались там?

- В этот раз акция прошла, на мой взгляд, совершенно бездарно и даже карикатурно - в чисто «коммунистическом» стиле. Во-первых, нам спустили разнарядки, сколько человек от каждого вуза должны поучаствовать в митинге. Но как мы можем в рабочее время заставить человека пойти, если он не может или даже не хочет. Конечно, разнарядки эти мы не выполнили, но никто нас за это не «спрашивал» - главное, чтобы площадь была заполнена и флаги установлены. Вначале выступили профсоюзные функционеры, за ними представитель промышленности и ветеран с лозунгами вроде «Свободный труд, достойную оплату!». За резолюцию проголосовали - ура! - и все. А то, что сейчас сложная ситуация с новой системой оплаты бюджетников, назревает финансовый кризис... Полезно было бы услышать не только профсоюзных вещателей, но и представителей власти, работодателей, чтобы они обрисовали ситуацию. Ничего этого не было. Мне кажется, что толку от этой акции не было никакой. Больше скажу: люди, которые были там, сказали, что больше на подобные акции не пойдут.

- Подрывается доверие к профсоюзу, как к органу, который может решить важные проблемы?

- Да, причем действие все прошло под коммунистическими лозунгами - «дай», «все плохо». И со стороны правительства никакой реакции, ответа не последовало.

- Я так поняла - у Вас больше пессимизма по поводу будущего, по новой системе оплаты, роли профсоюзов?

- Вообще, по натуре я оптимист. Но сейчас вот придавлен этим грузом - новой системой оплаты труда. Именно теперь, именно по этому вопросу мы должны бороться за права сотрудников. Но рычагов у нас нет. Что, организовывать забастовки?

Народ все стерпит, все говорят: получить хотя бы ту зарплату, что была, и то ладно...

Автор: Интервью: Оксана Коновалова