На взлете побед «Хоть королевство [читай - ТУСУР] и благоустроенное, но проблем все равно хватает», - справедливо считает наш ректор. И вопросов тоже. Анатолий Васильевич Кобзев под занавес учебного года решил ответить на некоторые из них (кстати, наши сотрудники смогли их задать на конференции трудового коллектива). А начали мы разговор с обсуждения итогов аккредитации ТУСУРа.

- Волнений было много, но итог положительный: все наши специальности пролицензированы и аккредитованы. Все, включая и экономические, с которыми у нас были проблемы. Но если в «техническом направлении» у нас большая предыстория и общепризнанный высокий уровень специальностей, то в «экономическом» надо еще много работать. Хотя выпускники ЭФ ТУСУРа на рынке труда пользуются спросом. Это факт, и часто мы даже не можем его объяснить. В Томске готовят экономистов почти во всех вузах, среди их выпускников много безработных, а тусуровцев берут с удовольствием. Пока рациональной причины этого «явления» я не могу найти (кроме привлекательного имиджа нашего университета). Объяснением, впрочем, может служить тот факт, что наши экономисты получают серьезную компьютерную подготовку, изучают пакеты программ, необходимых современному специалисту. При этом мы знаем, что в ТУСУРе нужно развивать научные исследования в области экономики, много работать в этом направлении. И дело движется: у нас появились первые доктора экономических наук (надеемся, не последние), ждем с нетерпением защиты докторской Александра Фавстовича (Александр Фавстович Уваров, проректор по экономике ТУСУРа - прим. авт.). Дела, думаю, пойдут на поправку и ЭФ станет анклавом научных исследований в области экономики.

Что касается нашей новой области - юриспруденции - для ведения учебного процесса здесь привлекаются опытные специалисты. Но перед нами опять стоит задача получить «доморощенных». Думаю, что она будет решена в пятилетний срок - до следующей аккредитации.

С техническими специальностями, по сути, у аттестационной комиссии к ТУСУРу претензий не было. Общий итог положительный, несмотря на некоторую нервотрепку. Но через «это» проходят все вузы, все живут в экстремальном состоянии.

- По-Вашему, в этот раз требования комиссии были более жесткими?

- Я бы не сказал. В 2003 году, когда проходила прошлая проверка, у нас тоже были проблемы с некоторыми специальностями, несколько даже были аттестованы только на год. Но ситуация сложилась парадоксальная. Например, было много нареканий по кафедре ОАСУ, а в рейтинге кафедр она была признана лидером по России.

К сожалению, в самой системе аттестации хватает изъянов: очень много внимания уделяется бумагам и мало - существу дела. Трудно нацелить комиссию на анализ самого учебного процесса, сходить на занятия, посмотреть, как обучают студентов, какая для этого создана материальная база. В этом году проверяющие обошлись одной экскурсией и снова уселись за бумаги. Отсюда и парадоксы: кафедра мощная, наука развивается, студенты замечательные… и не аттестуется. Такого вообще-то быть не должно. Выводы, по-моему, должны строиться на одном факте: хороших специалистов в этом вузе готовят или нет. И члены комиссии, как присяжные в суде, должны сказать - «виновен» или «не виновен». Получилось так, что из перебирания бумаг эксперты попытались сделать вывод. А это подход неправильный, он, повторяю, может привести к парадоксальным итогам.

- Не скажу «сюрпризы», но какие-то «болевые точки» для Вас эта проверка открыла?

- Да. Мы знали об «отклонениях» состояния нормативной документации в учебном процессе - это упущение учебного управления. Но недостаток, который можно исправить за месяц, таким уж «серьезным» назвать сложно. Ну, допустим, в каком-то вузе не развита наука - изменить эту ситуацию быстро невозможно, потребуется минимум 5-10 лет. А вот исправить учебные планы можно за полмесяца. Это упущение, но не стратегическое.

С наукой же у нас все хорошо. На аккредитационной коллегии ТУСУР хвалили за высокий уровень научных исследований. Наш вуз - чемпион России по выработке хоздоговорных НИР на одного сотрудника. Норматив для университетов у нас превышен почти в 30 раз! И на лепестковой диаграмме, на которой сопоставляются реальные цифры и нормативы, по этой шкале у ТУСУРа «выброс» колоссальный. Отдельные наши кафедры и НИИ имеют объем исследований, который не снился целым «большим» университетам. Это преимущество нельзя быстро нарастить. Это наш положительный актив, который позволит ТУСУРу и дальше усиливаться в тех направлениях, за развитие которых он и стал победителем.

Подтверждает этот факт и рейтинг оценки вузов по развитию информационно-коммуникационных технологий (на днях пришли его результаты) - мы признаны пятыми в России и лучшими за Уралом (к примеру, политехники заняли 20-ю строчку). И все равно я недоволен. ТУСУР мог бы занять и призовое место. Были занижены многие показатели. Например, количество студентов, занимающихся ИКТ (информационно-коммуникационными технологиями) - не учтены студенты-промэлектронщики. А это еще почти тысяча человек. Коэффициент бы изменился, и мы сразу бы перешли на четвертое место. Когда требовался развернутый анализ наших преимуществ - обошлись одной строкой, а другие писали целые трактаты. Ведь по пальцам можно пересчитать университеты, объединенные единой оптоволоконной сетью. Суммарная емкость компьютерной памяти ТУСУРа в распределенном виде превышает емкость «СКИФа» , установленного в ТГУ. У них 10 терабайт, а у нас - 30. Об этом просто не было сказано.

Все эти цифры и факты - отголоски прорыва, который был сделан за эти годы. Мы сумели создать серьезную стартовую площадку. Теперь все признают, что ТУСУР - один из ведущих вузов России.

- В конце июня пройдет конференция трудового коллектива нашего университета. Вопросов будет много, одним из самых интересных станет введение должности «президента ТУСУРа»…

- В данном случае это решение носит персональную окраску и связано лично со мной. Возраст пребывания в должности ректора - 65 лет. 3 января мне исполняется 65… Много проектов раскручено и не завершенно, а получается, что подошел возраст и надо уходить. Загубить дело очень легко. Взять, к примеру, ГПО. Эта система еще не встала на уровень «неизбежно твердо» работающей технологии, она по-прежнему трудозатратна, требует творческого подхода. Чтобы свести этот проект на нет, никаких усилий и прилагать не надо: просто плыть по течению, он сам заглохнет. Но этого не произойдет, когда ГПО превратится в устойчиво работающую технологию, без которой не мыслят себя люди. Нужны годы. Пока у нас этих лет не было. Конечно, мне как инициатору хотелось бы увидеть определенное завершение, итог наших сегодняшних работ.

- А в других вузах уже есть президенты?

- Да, в ТПУ вводится такая должность, Геннадий Рогов (бывший ректор ТГАСУ), председатель Совета ректоров Томска - президент. Эта политика связана в первую очередь с преодолением возрастного барьера. И не обязательно во всех вузах и в ТУСУРе во главе будут президенты, но в любом случае полезно иметь в Уставе возможность введения такой должности.

- Еще на конференции будет рассматриваться вопрос об «отмене» должности проректора по режиму и безопасности…

- Это чисто тактическое явление. Объема работ для этого проректора у нас фактически нет. Раньше человек в этой должности занимался больше «режимом»: следил за идеологией в вузе, наблюдал за «нормальностью» людей. Хотя «первый отдел» у нас остался, но теперь он связан только с секретами в области научных исследований, поэтому функционально он должен быть в научном управлении.

- Кроме внесения изменений в Устав, на конференции планируется «задавание» 10 вопросов ректору. Какие, по-Вашему, будут гарантированно?

- Быт в общежитиях. Это одна из наших наиболее серьезных «болевых точек». Хотя он улучшен просто на порядок - 10 лет назад общежития представляли просто руины - но все равно остается множество проблем.

По строительству нового корпуса тоже жду вопросов. Задержка есть. Мы обещали ввести его в 2009 году, думаю, что с этой задачей справимся.

Все зависит от финансирования. Инновационная программа нас на два года «выключила» из стройки полностью. ТУСУР не мог вкладывать свои заработанные деньги, они шли на софинансирование программ. В общей сложности мы вложили более 100 миллионов рублей.

Но в 2009-ом мы планируем переселить из корпуса ФЭТ ФВС и ФСУ, разместить технологический бизнес-инкубатор - на 5, 6, 7 и 8 этажах.

Жду я много вопросов и по ГПО. Эта технология еще не стала устойчивой - не наступил этап внедрения в головы преподавательскому корпусу ее неизбежности, обязательности. За последние два года у многих студентов сформировалось убеждение, что ГПО - это «халява». С нового года мы будем вводить административные меры, чтобы в день ГПО занятия начинались ровно в 8.50, чтобы работа кипела.

Теперь эта технология подкреплена и материально - создано более тысячи новых оснащенных мест. Осталось преодолеть разруху в головах.

Понятно, новое дело всегда приживается трудно, у каждого есть и сторонники, и противники. Надо принять для себя эту технологию, только тогда она «пойдет».

Творческие люди, которых много в нашем университете, с удовольствием воспринимают ГПО. Студенты вновь, благодаря этой технологии, вернулись в лаборатории, задымились паяльники, выходят новые программы.

Многие преподаватели не знают всех деталей этой системы, естественно, они сопротивляются. Жду вопросов об оплате за ГПО: сложность в том, что средства мы можем черпать только из внутренних ресурсов, на некоторых «бедных» кафедрах возникает проблема. Мы заложили определенный уровень оплаты - два часа на одну группу. Теперь эта нагрузка должна быть отработана. Для этого нам придется применять достаточно жесткие административные меры. Но, сочетая принуждение и убеждение, думаю, мы добьемся, что ГПО заработает в полную силу.

Знаю, что много вопросов у наших сотрудников связано с обилием бумаг, особенно в финансовой области, это всех достает. Мы пытаемся нашу бухгалтерию сделать внутренне оперативной, но сама система неповоротлива, а контроль со стороны проверяющих органов не просто жесткий, я бы сказал, жестокий. Масса бумаг всех раздражает. Чтобы списать резистор, который стоит рубль, надо истратить бумаги на 10 рублей. Глупо! И я вынужден говорить, что ничего не могу с этим поделать. Это всегда плохо: руководитель просто обязан помочь решить проблему. Да, я ставлю вопрос «наверху», но воз и ныне там. Настолько наше правительство напугано растранжириванием бюджетных средств, что перестраховывается. По сути дела, в России сейчас один Университет, управляемый из Москвы. Чтобы сдать в аренду 10 квадратных метров, вуз должен получить разрешение у замминистра. Смета утверждается в Москве, бюджет - тоже. Фактически мы лишены всякой автономии. ТУСУР пытается сохранить остатки децентрализованной системы, которая давала положительный эффект. Не так давно, все еще помнят, у многих наших кафедр в банке был свой счет. Подпись - и за два дня производился платеж. Сейчас - месяц. Все говорят об автономности вузов, а гайки закручивают в противоположном направлении...

Очень жаль, что этот этап попал на мой «период правления» - я вынужден подчиниться.

Если бы вузам давали больше самостоятельности, было бы больше свершений, больше положительных эмоций.

Автор: Оксана Коновалова