Тридцать лет со дня выпуска - это немалый срок. Закончив вуз, человек выходит на новую ступень развития, пробует себя в настоящей жизни и извлекает значительный опыт. Это во многом определяет последующие события в его жизни.

30-летней пробы Николай Гербертович Ремпе (кто не знает - проректор по научной работе) на встречу пришел после очередного заседания, где, по его словам, решалась судьба томских вузов и ТУСУРа в том числе. Но озвучивать итоги заседания он пока не стал.

Родился Николай Гербертович на севере Томской области, и после школы перед ним встал вопрос - куда же поступать. Но особых трудностей с выбором он не испытывал, потому что решил идти в ТУСУР давно. Этому способствовал целый набор факторов: «У меня старший брат здесь учился, на третьем курсе ФЭТа. А еще это было время, когда многие хотели «делать радио», я попал в их число. Помню первый домашний приемник - ламповый, я пытался понять, как он работает. Любопытно было разобраться, как там появляется голос. Поступил просто: доставал ночью из него блестящие лампочки, по одной их разбивал и смотрел. На третьей лампочке я был пойман, последовало наказание, но главное, я так и не понял, как это все работает. Когда я поступал в ТУСУР, то, конечно же, не связывал эти детские шалости с той специальностью, на которую попал. Хотя, по сути, уже эти лампочки в радиоприемнике и были первыми в моей жизни электронными приборами». Так и оказался он числе студентов престижного вуза. Правда, предстояло еще понять, как же работают эти лампочки.

Кстати, Николай Гербертович попал не просто в ряды тусуровцев. Он оказался в экспериментальной группе - среди круглых отличников. Правда, сам он признается, что отличников недолюбливает, так что на одни пятерки он сдал только самую первую сессию, дабы продемонстрировать свой потенциал. Потом же «в знак протеста» сдавал по одному предмету в сессию на четверку. Как было заведено в то время, после диплома все проходили через распределение. Но по его словам, очень немногие его сокурсники потом работали по специальности. Сам же он шел именно дорогой узкого специалиста, на которого и учился все пять лет. Миновать распределение ему помогло приглашение профессора Ю.Е. Крейнделя, основателя школы электронных ионно-лучевых приборов, остаться на кафедре, где Николай Гербертович работал с третьего курса.

Как и у многих молодых специалистов, у новоиспеченного ученого сразу возникли проблемы, связанные с жильем и заработком: «Моя первая зарплата была в два раза меньше, чем стипендия плюс заработок в годы студенчества. Жилищный же вопрос стоял остро очень долго. До своего жилья были общежития, в том числе знаменитое общежитие на Кирова 22, съемные квартиры. Единственное, чего хватало с избытком, это работа, которая занимала почти все мое время вплоть до диссертации», - вспоминает он.

Спустя тридцать лет после начала самостоятельной работы в области науки, после длительного опыта преподавания Николай Гербертович сравнивает себя с современными студентами. И не в пользу последних. «Беда нынешних студентов в том, что из школы они приходят плохо подготовленными. А это накладывает негативный отпечаток на их обучение в вузе, потому что материал усваивается гораздо медленнее».

Образование, полученное в ТУСУРе, Николай Гербертович оценивает очень высоко: «Многие мои однокурсники работали в дальнейшем не по специальности, а это говорит о том, что тусуровское образование позволяет легко адаптироваться в других областях деятельности». В качестве примера он приводит такой факт: «Если посчитать процентное соотношение людей, занимающихся сложными вещами типа IT-технологий, инновационного бизнеса, радиотехнических систем, то в большинстве своем это выходцы из ТУСУРа. Да и во все времена, несмотря на жесткое распределение, предприятия предпочитали брать на работу наших выпускников. Возможно, это происходит благодаря базовому уровню знаний, который мы даем. В ТУСУРе всегда была большая нагрузка по сравнению с другими вузами, всегда было трудно учиться. Лично я сам благодарен ТУСУРу за этот базовый уровень. А еще плюс нашего института в том, что это маленький компактный вуз и в нем очень трудно потеряться. Здесь любой человек может запросто проявить свою индивидуальность. Главное - не останавливаться на достигнутом».

30-летней пробы Ефим Михайлович Окс известен среди студентов ФЭТа как заведующий кафедрой физики. Мало кто знает, что его кабинет украшает целая коллекция фотографий на манер западных коллег по научному цеху. А сам он не только признанный ученый с мировым именем, но и заядлый автолюбитель со стажем, обожающий путешествовать по миру.

Ефим Михайлович рос на Дальнем Востоке. Но удаленная география не смогла изменить его судьбу, которая связала его с ТУСУРом так надолго. Стоит сказать спасибо тусуровской выездной комиссии, которая принимала экзамены в Чите, до нее Ефим Михайлович добирался двое суток на поезде. Хорошая учеба в школе позволила ему успешно сдать вступительные экзамены уже через несколько дней после школьного выпускного и стать студентом.

В группе Окса учились личности выдающиеся, например, Николай Гербертович Ремпе, нынешний проректор по научной работе. Многие из преподавателей, работавших в университете в то время, несомненно, помнят Сергея Тихомирова, ленинского стипендиата, одного из наиболее талантливых студентов.

Одной из особенностей ТУСУРа Ефим Михайлович считает то, что в его время большая часть студентов были приезжими. А это создавало особый колорит в институте, особую атмосферу: «ТУСУР уже в те годы был знаменит своей активностью с точки зрения абитуриентов. Конечно, когда я приехал, то столкнулся с некоторыми трудностями. Все же только от мамочки, дом был далеко, я тут никого не знал. Но общага всех уравняла и сблизила». Ефим Михайлович жил в «пятерке» на Южной, о чем вспоминает с особой теплотой.

А еще вспоминает разные забавные моменты, происшедшие в пору его студенчества. «Сдавали мы на первом курсе историю КПСС. И радиолюбители нашей группы сделали приемо-передающую связь, подобную как это было в известной народной кинокомедии «Операция Ы и другие приключения Шурика». Но это был 1973 год, когда про миниатюрные мобильники можно было прочитать едва ли только в научно-фантастической литературе. Я должен сегодня покаяться, что выполнял ответственную функцию «суфлера». Мы соорудили передатчик, на наручные часы вывели наушник, а я из соседней комнаты ответы диктовал. Преподаватель не заметил подвоха, а одногруппник получил свою четверку».

После вуза Ефим Михайлович, как и многие его коллеги, ушел в науку. В начале, как у всех, были проблемы касающиеся заработка и жилья: «Когда я только начал работать, мой доход был даже несколько меньше, чем когда я был студентом старших курсов. Также пришлось снимать квартиру, пока не получил свое жилье, что случилось нескоро». Но интересная творческая и перспективная работа, а главное молодость, позволяла этих мелких бытовых проблем практически не замечать. Карьера Окса развивалась типично для многих ученых: поступление в вуз, окончание его, работа в институте, аспирантура, кандидатская, докторская. «Отличительный момент был в том, что мое становление как самостоятельного ученого совпало с началом перестройки. Многие барьеры были сняты. Это позволило нашим ученым ездить за границу в ведущие мировые научные центры для проведения совместных исследований, обмена опытом, работы на современном и уникальном экспериментальной оборудовании. Достаточно долгая работа за рубежом, общение с иностранными коллегами, многие их которых стали впоследствии друзьями, серьезно изменило мое мировоззрение. Разрушила многие стереотипы. Как то стало ясно, что в сущности люди все одинаковы, у них одни и те же радости и проблемы, хоть они и говорят на разных языках.

Сложившийся в последние годы имидж ТУСУРа Ефиму Михайловичу нравится. Хоть и не всегда и не всем согласен он с руководством университета. Но это скорее неполное совпадение взглядов по ряду тактическим вопросам, связанным, например, с обучением по предметам естественно-научного цикла Стратегию развития вуза он считает абсолютно верно выбранной. «Это стратегия учебного заведения в условиях рыночной экономики. По-другому в современном мире не выжить, а тем более не добиться успеха» ,- говорит он.

30-летней пробы Что стало предпосылкой для сегодняшнего положения дел в жизни Сергея Валерьевича Лушникова, директора НТО «Приборсервис», тридцать лет назад и как институт помог ему стать тем, кем он сегодня является, мы узнали у него самого.

Родился Сергей Валерьевич на озере Ольхон, что находится возле Байкала и является одним из центров притяжения современных туристов. А рос в Читинской области. После школы он окончил техникум и получать высшее образование не собирался, хотел начать работать, но директор техникума настоял. Так судьба и столкнула его с ТУСУРом: «В это время в Читу прибыла тусуровская выездная комиссия. В объявлении я прочел, что специальности здесь связаны с моими любимыми электронными приборами и прочей замысловатой техникой. Так что выбора просто не оставалось», - вспоминает он. Массовое радиолюбительство и собственный интерес привели его на вступительные экзамены, которые он успешно сдал. И очутился на РТФ.

Быстро адаптировавшись в молодом тогда вузе, Сергей Валерьевич окунулся в учебу и науку в составе таких же приезжих, как и он, одногруппников. «Группа у нас была дружная, друг другу в помощи не отказывали. Мне нравилось, что ТУСУР был демократичным вузом, можно было высказывать свою точку зрения по многим вопросам. Например, был случай, когда наш одногруппник на лекции заметил преподавателю, что тот допустил ошибку в задаче. Сначала преподаватель поставил ему два, а потом после перерыва пришел и извинился - ошибка была».

Бывали и более вопиющие случаи студенческого «свободомыслия» в исполнении Сергея Валерьевича. Однажды он с одногруппниками поместил в факультетской стенгазете карикатуру на преподавателей. Их изобразили в виде клопов, сосущих кровь из студентов. Дело было перед самым дипломом, за проделку Сергея Валерьевича чуть не выгнали, но дело обошлось принесением личных извинений героям рисунка. Как большинство его коллег по группе, Лушников жил в общежитии. А это отдельная серия юмористических рассказов. «У нас в общежитии был строгий порядок, одним из правил был запрет на курение в комнате. А мой сосед был заядлый курильщик. И мы с ребятами решили отучить его от вредной привычки. После долгих уговоров мы заключили пари: он отказывается от табака, но по утрам мы бегаем по десять кругов. И вот вышли мы на улицу рано утром, а был февраль, ветер, мороз минус 37. Но все же мы пробежали положенные круги. А уже в обед я снова вижу его с сигаретой. Пытаясь скрыть улики, он сунул окурок в карман. В итоге костюм загорелся, и он чуть не обгорел. Но даже после этого пожарного случая курить не бросил».

После окончания традиционное распределение разбросало его сокурсников по всей стране. Так что большинство из них на ежегодные встречи выпускников не могут приехать. Впервые основным составом его выпуск смог встретиться только спустя двадцать пять лет. Сам Сергей Валерьевич вопреки распределению остался в Томске, о чем не жалеет. Сегодня он старается поддерживать связь с родным институтом, откликаясь на просьбы со стороны Ассоциации выпускников.

Сегодня спустя тридцать лет Сергей Валерьевич заново оценил роль преподавателей, у которых он учился. «Если посмотреть по Томску, то можно увидеть, что большинство руководителей малого и среднего бизнеса - выходцы из ТУСУРа. Для сравнения возьмите ТПУ, который ранее ориентировался больше на подготовку будущих разнокалиберных чиновников. Это хорошо, что ТУСУР готовит не столько управленцев, сколько те самые светлые умы, которые и двигают науку вперед».