ТАКТичное создание- А как складывались знаменитые традиции клуба, как новички попадали в горы?

- После того как провели первый слет, начались конкурсы. До этого их не было. То есть все путевки, которые выдавались на институт, доставались только организаторам. А путевок нашему молодому вузу выдавалось мало. Но они были. И, когда началось массовое движение, встал вопрос, как эти несколько путевок распределить среди сотен людей? Вот эта проблема и «вызвала к жизни» тактовскую подготовку и соревнования. Кто показывал себя лучшим, тот и получал эту заветную путевку, которая была единственной возможностью куда-либо съездить. А так, оставались походы. Тут без ограничений - ехать мог любой желающий. Находился руководитель, который побывал в альплагере, собирал группу новичков, тренировал их и затем вел в горы.

- Мешал ли ТАКТ учебе в университете?

- Ни в коем случае! Совершенно не мешал, потому что ТАКТ - это, прежде всего, дружба, взаимопомощь и взаимовыручка. И если ты чего-то недопонял, старшекурсники всегда «подтягивали». Это я точно говорю. Ну а уже каникулы - наше дело. Дружба и в походе, и в учебе помогает.

- А где новички брали необходимое снаряжение для походов?

- Это был тяжелый случай... В те времена ничего нигде не продавалось. «Старики» каким-то образом тогда создали свой фонд снаряжения. Там были только ледорубы, «кошки» и веревки. Насколько я знаю, выдавалось это снаряжение через Областной совет ДСО «Буревестник». Писалась заявка, то, что по ней получали, распределяли по университетам. У кого был более сложный поход, тот «снаряжался» получше - тоже на конкурсной основе. Дефицит был страшный, это сейчас можно все в магазине купить. Когда у меня впервые появился личный ледоруб и «кошки», я вошел в «элиту». И даже это личное снаряжение после походов у меня забирали, с ним ходили другие люди. В конце концов мой ледоруб сломали, а «кошки» просто увели! Передавали, передавали и потом концов не нашли. В общем, еще раз скажу, что снаряжение было нашей огромной проблемой…

- Откуда такое название - ТАКТ?

- Клуб с самого начала именно так и назывался. Скажем так, все, кто ходил в альплагеря, обязаны были вести горные походы. Правило было железное. Поэтому альпинисты автоматически становились и горными туристами. Разделения на два независимых направления не было. Поэтому клуб назывался «туристско-альпинистским», а не «клубом туризма и альпинизма». Единственное, я помню, что какое-то время отдельно от нас занималась секция скалолазов. Но она просуществовала 2-3 года, а затем все равно влилась в ТАКТ.

- А как возникали другие направления, например водный и спелеотуризм?

- Вот спелеотуризмом я никогда не занимался. Этот вид возник позднее, но спелеологи вышли из нашей среды. Когда - если честно, я не помню. А «водники», то есть водные туристы, были с нами сразу. Они ходили на простые сплавы на самых обыкновенных надувных охотничьих лодках. Я еще помню, как одна из наших групп прошла какую-то речку, и мы, подав этот сплав на конкурс, стали чемпионами Советского Союза!

- Какие были сложности в тренировках новичков, в воспитании нового поколения?

- Наверное, прежде всего, психологические. Да и снаряжения было мало. Например, я примус австрийский увидел только издалека, мне на него пальцем показали, сказали, что такая штука существует и на бензине работает. Чтобы идти на большую высоту, где нет сухих дров для костра, мы брали с собой вязанки хвороста. Это было такой дополнительной нагрузкой поверх рюкзака.

А психологические сложности... Я про себя могу сказать: когда меня первый раз спускали дюльфером с сосны в Лагерном саду, я боялся. Руководитель говорит мне спускаться, а я медлю. Когда увидел, сколько метров мне лететь... Потом он меня начал сталкивать, и хорошо, что сам на страховке был - в конце концов я его спихнул! Так и не смог тогда спуститься - страшно было. Научили меня таким спускам позже на сборах, тогда я себя в первый раз «преодолел». Ну а потом страха больше не было.

- Расскажите о каких-нибудь интересных случаях, что бывали в походах.

- Да, случаев много было, много незабываемых. На вскидку сложно что-то вспомнить. Например, у нас в походе был один человек, который все время на привале что-нибудь забывал: то фотоаппарат оставит, то сигареты, то еще что-нибудь, а потом через два-три перехода вспоминал, и всей группе приходилось ждать, пока он сбегает обратно. И еще: помню, в нашем альплагере работала женщина-инструктор из Новосибирска. Она нас на леднике в «кошках» заставляла по три-четыре часа твист танцевать. Включала какой-то переносной приемник, и мы вот таким образом разминали себе голеностопные суставы. Зато после этой школы ни у кого из нас не было ни растяжений, ни переломов. Такая тренировка... До сих пор не жалуюсь на свои ноги после ее школы. А вообще курьезные случаи возникали постоянно, и этому можно даже посвятить отдельный рассказ.

Автор: Антон Мураускас, гр.146-2