Говорите что угодно, но для меня 23 февраля навсегда останется Днем рождения Красной армии. Ну, в школе нам так учительница объясняла, истоки появления этого праздника в календаре. Мы, девочки, исправно дарили в этот день мальчикам подарки, но все равно считали, что праздник этот - для военных. А уж подарки одноклассникам, папам-братьям, коллегам и просто знакомым женщины договорились дарить, чтобы они на 8 марта тоже чем-нибудь «ответили».

Так что (чему тут удивляться?) в поисках темы для материала, посвященного Дню защитника Отечества - так правильно теперь называется этот праздник - я сразу задумалась, а кто из наших, из тусуровцев служил в армии? И лучших собеседников, чем Михаил Никифорович Бабченко, начальник отдела охраны ТУСУРа и Николай Иванович Солдатов начальник штаба ГО и ЧС, заместитель начальника отдела охраны я не нашла. Оба они до увольнения в запас служили в войсках ПВО, много лет преподавали на военных кафедрах: Николай Иванович - в ТУСУРе, Михаил Никифорович - в ТПУ. Теперь заняты работой не менее «защитнинской» - охраняют наш с вами покой.

Для начала я спросила, что для них стоит за словами «защитник Отечества»?

- (Н.И. Солдатов) Это история нашей жизни, которая до увольнения в запас почти целиком была подчинена служению Родине.

- Но ведь «служить Родине» можно и не в армии. Вот вы когда решили, что станете военными?

- С детства было такое стремление - служить в армии. Я поступил в Смоленское военное училище, стал офицером ПВО. Служил в Германии, на Дальнем Востоке и в Сибири.

- (М.Н. Бабченко) У меня не все так просто. Вначале, в 1970-ом, я окончил ТУСУР (в то время ТИРиЭТ). В 69-ом, после четвертого курса, шло распределение, к нам на РТФ приезжали представители заводов - «покупатели». У меня в документах значилось - «кандидат в армию». Я отнесся к этому спокойно. В штабе округа мне предложили три должности на выбор. Я выбрал Тюмень. Сразу попал в отдел по хранению ракетно-артиллерийского вооружения.

  - Армия ставит какие-то рамки? К чему после студенческой жизни привыкнуть было сложнее всего?

- Я не ощущал каких-то лишений, по крайней мере, не переносил их болезненно: спокойно втянулся и работал.

- (Н.И. Солдатов) Он же не солдатом пошел…

- (М.Н. Бабченко) Да, в ТИАСУРе я окончил военную кафедру, прошел сборы, сдал экзамен по военной подготовке. Поэтому служил лейтенантом - руководил гражданским коллективом, цехом по ремонту радиолокационного вооружения. После года службы меня подал рапорт на зачисление в кадры вооруженных сил.

- Почему остались?

- Эта жизнь мало отличалась от гражданской. Да и сравнивать мне было не с чем - после студенчества сразу пошел служить. Плюс ко всему квартиру дали, зарплата, паек…

- (Н.И. Солдатов) В советское время, действительно, у военных проблем с жильем не было. Приехал я в ГСВГ (Группа Советских войск в Германии) , мне говорят: «Вот наши казармы, еще со времен Кайзера стоят, выбирай себе комнату». Высоченные потолки, паркетный пол, в громадном коридоре стоят оружейные пирамиды, в которых кайзеровские солдаты хранили свои винтовки - красота... В общем, жилось там неплохо. На Дальнем Востоке, когда туда перевели, на выбор мне предложили две квартиры.

А вот в 1992 году, когда я приехал в Томск, начались проблемы. Год мы с семьей снимали квартиру, четыре года жили в комнате в общежитии. Уже перед увольнением получил квартиру.

- Вам было жаль, когда расформировали военную кафедру в ТУСУРе?

- (Н.И. Солдатов) Да, конечно. У нас была уникальная радиолокационная техника, множество прекрасных преподавателей. Но не это главное - на военной кафедре ТУСУРа воинские специальности были близки специальностям, которые изучались студентами на гражданских кафедрах. И, когда наши курсанты приезжали на сборы в воинские части, для них не представляло сложностей разобраться в работе аппаратуры. В техническом отношении наши студенты были подготовлены значительно лучше выпускников Ленинградского и Смоленского военных училищ.

- А зачем были нужны эти самые сборы?

- (М.Н. Бабченко) Это практическая отработка всех теоретических знаний, полученных на военной кафедре.

- (Н.И. Солдатов) В 90-е, когда не было денег вывозить студентов, сборы проводились прямо в Томске, при военной кафедре. Шли обычные занятия, потом построение и вечером все расходились по домам. Но дома сложно «почувствовать службу».

- Как обычно вы встречали 23 февраля на службе?

- (Н.И. Солдатов) Всегда по-разному. Если случалось нести боевое дежурство… Вы, наверное, не представляете что это такое? Батарея занимала стартовую позицию в готовности отразить нападение воздушного противника в короткие сроки. Как правило, в праздники нарушений было больше всего - по 4-5 раз нас поднимали по «готовности №1». А что такое готовность №1? Это готовность через шесть минут захватить цель и послать в нее ракету. Если бы через мой пост пролетела цель, а я не смог бы ее уничтожить, то наступала уголовная ответственность. А я, как видите, сижу перед вами… Был такой момент, когда цель реально нарушила границу. Я ее захватил на автосопровождение и поставил ракеты на подготовку к стрельбе, доложив об этом на командный пункт полка (в системе ПВО решение на уничтожение цели принимает вышестоящий начальник). Команды на пуск я так и не дождался: в итоге цель была посажена на аэродром нашими перехватчиками.

Вы представляете, что было бы, если бы я сам нажал на кнопку? Международный скандал! Если бы не попал в цель, тоже мало хорошего - ракета обязательно приземлилась бы на территории ФРГ.

- То есть к праздникам на службе вы не очень хорошо относились?

- (Н.И. Солдатов) Да. И если после праздников мы могли чуть-чуть расслабиться, то на дежурстве - никогда.

- А как-то по-особенному военные 23 февраля отмечают?

- (Н.И. Солдатов) Один праздник мне особенно запомнился. Мы выехали на Витштокский полигон (Германия, 1978 год), чтобы подготовиться к летним стрельбам. Жили в палаточном лагере, готовили к работе операторов и механиков. 21-го февраля должны были вернуться на зимние квартиры. И вдруг выпадает жуткий снег. Естественно, мы остались. А дичи вокруг - жуткое дело. Косули, кабаны, тетерева… К нам повадились по ночам кабаны ходить - за остатками пищи. И наши офицеры одного кабанчика подстрелили. Конечно, это категорически запрещалось в любое время. У немцев тут жесткие правила. Вечером 23 февраля мы все собрались, командир полка поздравил нас, сообщил последние сведения о ходе войны во Вьетнаме. «Под кабанчика», с песнями и разговорами мы очень хорошо тогда посидели.

- (М.Н. Бабченко) У нас проще было - 23-его мы всегда отмечали с коллективом, с женами. Я ведь никуда из Сибирского округа не выбирался, после Тюмени приехал в Томск, так здесь и остался.

- (Н.И. Солдатов) У всех по-разному. Я, например, никогда не думал, что буду служить в Сибири. Но сейчас скажу, что просто счастлив, что попал в Томск и именно на должность преподавателя военной кафедры. Здесь я почувствовал, что можно служить спокойно, приносить пользу Родине обучая студентов. За эти годы столько народу прошло через военную кафедру… Я надеюсь, что мы смогли вложить в каждого что-то свое.

- Как вы оцениваете те изменения, что произошли в российской армии за последние годы?

- (Н.И. Солдатов) Положительно. В первую очередь изменилось отношение правительства и государства к военным, к армии. В 90-е все считали, что врагов у нас нет и сильные вооруженные силы нам ни к чему. Сейчас отношение совсем другое. На государство со слабой армией, смотрят свысока, как будто его нет.

Гордость берет за то, что страна вошла в режим становления, постепенно преодолев кризис безответственности. Престиж военной службы повышается. Задумались о жилье для военнослужащих, о техническом перевооружении.

Считаю, что переход к профессиональной армии оправдан. Вот, к примеру, оператор любой системы вооружений становится настоящим оператором только к концу службы, как раз тогда его и увольняют. Если же человек служит по контракту, через год он уже досконально знает свою машину, доучивать и переучивать каждый раз его не нужно, и проблем со службой у него не будет.

- Как будете встречать 23 февраля в этом году?

- (Н.И. Солдатов) По крайней мере, с хорошим настроением. А вот здоровье… Все-таки сказывается служба в таких тяжелых условиях.

- (М.Н. Бабченко) Но мы будем жить до тех пор, пока внуков не отправим на пенсию.

(Оба смеются).

P.S. А мы от редакции хотим поздравить Николая Ивановича Солдатова с 55-летием. 16 февраля для своих друзей и поклонников он устроил концерт, на котором прозвучали любимые всеми песни.

Автор: Оксана Коновалова