Космос как профессия 4 октября 1957 года была открыта космическая эра в истории человечества - был запущен первый в мире искусственный спутник земли. Ровно 50 лет назад российские ученые опередили американцев, которые запланировали старт своего спутника на начало 1958 года, и совершили первый огромный шаг в бескрайние просторы космоса. Стремление российских ученых и правительства ни в чем не уступать западу, а по возможности опережать его, сделало своё дело. Но осознание того, насколько велик был прорыв СССР, пришло лишь после увиденной реакции всего мира. Это был первый шаг в освоении космоса, и его сделали мы. Благодаря, конечно, конструкторскому бюро Сергея Павловича Королева.

Мы были первыми, но на нашем спутнике не было никакой аппаратура, кроме двух радиоприемников. И назывался он «Простейший спутник», в народе - ПС1. Он был всего 58 см. в диаметре и 83,6 кг веса - совсем небольших размеров, но каким весомый он был для науки. Это был блестящий отражающий шар с четырьмя антеннами, сигналы которых прослушивались на земле. За время своего существования, ровно за три месяца (до 4 января 1958 года), он совершил 1440 оборотов вокруг земли. После этого легендарного старта в космос полетело множество исследовательских спутников и ракет.

Но всё это было давно, а сейчас уже не так много наших космических кораблей бороздят просторы Вселенной. Хотя до сих пор заказы на разработку чего-либо нового поступают в различные исследовательские институты и лаборатории, расположенные на территории всей нашей страны. Вот я и задумалась, как обстоят дела сейчас, и принимает ли наш университет участие в освоении космоса. Есть ли у нас люди, занимающиеся разработкой космических спутников и кораблей? Оказалось, что и в ТУСУРе есть лаборатория космического материаловедения, где идут разработки новинок для освоения космоса. Углубляясь в этот вопрос, выяснила для себя много нового.

В советском союзе, несмотря ни на что, были более комфортные условия для работы. Тогда нам было к чему стремиться, чего достигать, а теперь освоению космоса уделяется куда меньшее внимание, хотя возможностей в силу технического прогресса стало больше. Финансирование идёт дотационным методом, поскольку эта научно-исследовательская сфера деятельности больших доходов, скорее всего, не принесёт в ближайшем будущем. Да и система, по которой теперь идут все работы, подавляет желание что-либо делать. Тогда в СССР, несмотря на всё несовершенство системы и сложное положение страны в целом, работать было проще. Тогда большая часть времени уходила не на бумагомарательство, как сейчас, а на разработку нового оборудования, новых технологий. И всё же, несмотря ни на что, и сейчас есть люди, преданные своему делу, своему космосу, заставляющие верить в лучшее.

Чтобы лично убедиться в том, что сейчас в нашем университете идёт работа, я встретилась с Михаилом Михайловичем Михайловым. Он рассказал мне о том, чем именно сейчас живет лаборатория. Чем занимается и чем дышит.

В нашем университете Михаил Михайлович работает с 2000 года. Он окончил ТУСУР, а потом был перераспределен на работу в другое место (где принимал непосредственное участие в становлении космической отрасли в Томске). Он рассказал, что раньше проводились конференции, посвященные космической отрасли, после которых все знали друг друга в лицо. Но теперь времена изменились. Изменилось отношение государства и его приоритеты.

В нашем университете за закрытой дверью уже несколько лет идут работы, о которых ничего не известно широкой публике. Здесь не гонятся за известностью и славой, а просто делают своё дело. И даже устаревшая аппаратура (большей ее части уже более тридцати лет), неблагоприятные условия не пугают и не могут заставить бросить любимое дело. Так в августе этого года наша лаборатория подписала первый государственный контракт, по которому выполняет заказ. «Это очень большое достижение для нас и плод больших трудов», - говорит Михаил Михайлович.

Сейчас в лаборатории ведётся работа в основном по двум направлениям: нано-технологии в покрытиях космических аппаратов и «умные» покрытия с фазовыми переходами, которые могут сами подстраиваться под определенную среду. Причем, второе направление востребовано, как в космическом деле, так и в быту.

И вот эти разработки и огонь в глазах Михаила Михайловича, который на мой вопрос: «Есть ли у вас сейчас работа?», - ответил, что ее не будет, только когда не станет его самого, мне подсказывают, что не все потеряно в России и в Томске в сфере освоении космоса. И что этими пятьюдесятью годами все не закончится…

Автор: Анна Ларина