Когда прошлый номер уже был в печати, к нам пришла новость: «В лаборатории группового проектного обучения «Космические системы» кафедры РТС работниками научно-производственного объединения прикладной механики (г. Железногорск) совместно с сотрудниками кафедры РТС было проведено включение и настройка контрольно-испытательной станции КИРС-12».

Ну вот, а мы так искали материал ко Дню космонавтики! А тут целая «космическая новостища» бод боком расположилась... Да ничего – праздники приходят и уходят, а станции остаются. Чтобы самим увидеть и рассказать вам о новом оборудовании, которое появилось на кафедре РТС, мы отправились в лабораторию выяснять, что же скрывается за непонятным названием - «КИРС-12».

Первое впечатление. Мамочки! Сколько же здесь «железа»! Кнопочки-провода, какие-то приборы с числами непонятными - стен за всем этим «космическим антуражем» просто не видно. Не скажу, что почувствовала себя на борту космической станции или корабля, но вот в месте, где полетами управляют, точно. Правда, сразу заметно, что техника вся не только что с конвейера сошла, а перед тем, как попасть сюда, использовалась не один год.

- Это оборудование мы получили в дар от НПО прикладной механики из Железногорска, - поясняет Борис Павлович Дудко, профессор кафедры РТС. - Это объединение разрабатывает спутниковые системы гражданского применения и не один год сотрудничает с нашим университетом. Им очень нужны радиоспециалисты - «системники», которых готовит наша кафедра. В НПО высоко оценивают уровень наших выпускников, даже говорят, что качество их подготовки выше, чем у специалистов, окончивших профильные «космические» вузы. Каждый год они готовы принять триста тусуровцев.

Борис Павлович рассказывал, а я вдруг обратила внимание на группу студентов, которые, расположившись за компьютерами, что-то обсуждали.

- А это занятие по групповому проектному обучению проходит, - Борис Павлович перехватил мой взгляд, - и наша система ГПО очень вписывается в потребности НПО Прикладной механики. Теперь мы можем готовить специалиста «под них» - космического радиоэлектронщика, который знает о работе спутников не только из лекций и учебников, а сталкивался с решением практических задач. Заместитель генерального директора НПО по кадрам много раз бывал в нашем университете и однажды завел речь о передаче специальной аппаратуры из Железногорска в дар ТУСУРу.

Да, солидный подарочек, ничего не скажешь. Самое главное - такого оборудования, пусть на сегодняшний день и устаревшего, в магазине не купишь и сам не «построишь» - настолько оно уникально. Даже монтировать и настраивать его приезжала целая бригада наладчиков из Железногорска. Они же и наших преподавателей обучили, как «общаться» со станцией.

- Вообще, существует две системы спутниковой аппаратуры: первая - отвечает за работу самого спутника, а вторая - производит те действия, ради которых он и запускался. Так вот, то оборудование, которое вы сейчас видите, предназначено для цели первой. Почти такое же можно видеть сейчас на Байконуре, правда, в более современном виде, но цели и задачи оно выполняет те же.

Да, уже сам вид всех этих нагромождений железных «шкафов с кнопочками» говорил об «устаревшей» аппаратуре, но Борис Павлович особо отметил, что студенты в новой лаборатории космических радиосистем будут изучать не само оборудование, а основные принципы его построения.

Понятно, что желающих поработать на настоящей космической аппаратуре было много. Для участия в одном из проектов ГПО пришлось провести отбор. Теперь здесь будут создавать свои проекты три группы ГПО. А вот смогут ли они случайно не ту кнопочку нажать и какой-нибудь спутник «с пути сбить»?

- Что вы! Да, вся эта аппаратура - реально работающая, но нам даже антенну не дали, чтобы мы не смогли спутниками управлять. Студенты на ней могут изучать команды, видеть, как выглядит в действительности тот или иной сигнал, изучают систему измерения координат спутника. Теперь мы можем не только рассказать обо всем этом, но и показать. А это очень важно!

Да, «лучше один раз увидеть» - не поспоришь. Напоследок я решила немного пообщаться со студентами одного из проектов ГПО.

- Мы занимаемся здесь каждый день, даже на обеденном перерыве сюда приходим. Почему выбрали космическое направление? Конечно, не из-за романтики - это точно! Вот этот проект, над которым сейчас сидим, войдет в дипломную работу. Как он называется? Ой, долго и сложно рассказывать, Скажем так, мы «расследуем» факты несанкционированных передач со спутников.

- Не лучше ли было, чтобы каждый занимался своим проектом и отвечал только за себя?

- Нет, ГПО только помогает - мы разбили всю информацию по теме на блоки, каждый изучает свой, а потом вносит свой вклад в общую работу.

Как ни старалась, пессимизма к групповому проектированию вызвать у своих собеседников не смогла никак. Позавидовала им - даже со стороны их учеба кажется интереснее: вместо «зависаний» над лекциями - работа на пусть не самом современном, но специальном и, по-настоящему, уникальном оборудовании, вместо гор литературы - четко выделенный «фронт работ». Да, есть чему позавидовать.