Валерий Чухломин живет и работает в США. Его должность - area coordinator - на русский язык можно перевести очень просто: заведующий кафедрой экономики бизнеса и управления в государственном университете Нью-Йорка. Так же «очень просто» объяснить цель его визита в ТУСУР - он приехал на отчетную конференцию Томского межвузовского центра дистанционного образования по итогам работы в 2006году.

Конечно, мы не могли упустить возможность побеседовать с человеком, разрабатывающим международные проекты в области дистанционного образования: все-таки хотелось поподробнее узнать, чем вызван его интерес к ТУСУРу и ТМЦДО. Ну а в начале он рассказал о своем университете.

- Некоторые думают, что Нью-Йорк - это город, на самом деле это очень большой штат. До самого Нью-Йорка мне ехать три часа, поэтому я в нем бываю не чаще, чем когда жил в России.

Университет наш на самом деле представляет собой университетскую систему, которая объединяет много-много высших учебных заведений - более шестидесяти. В некоторых из них учатся по 25-30 тысяч студентов, поэтому, в общем, в Государственном университете Нью-Йорка учатся более 200 тысяч человек.

Бюджет вуза - более 25 миллиардов долларов. Только бюджет! А это примерно 25 процентов от того, что у нас есть. Остальные деньги мы должны зарабатывать на рынке. Так что нечего плакать российским вузам, мол, госфинансирование уменьшается - так живет весь мир. Хотя «плачут» и у нас - жить-то тяжело и конкуренция на рынке высшего образования просто убийственная. С развитием дистанционного образования все вузы создают свои программы. В Америке еще широко представлены университеты из других англоязычных стран, есть еще и частные вузы. Поэтому рынок дистанционного образования заполнен и перезаполнен.

… Именно тем, что я работаю в сфере дистанционного образования и объясняется мой интерес к ТУСУРу. Впервые у вас я побывал еще до отъезда в США. Когда я занимался международными образовательными программами, меня приглашали в ваш вуз рассказать о своем опыте. (В то время, в 2004 году, я работал в Омске, потом уехал в Австралию, а оттуда в США).

- И каким же опытом вы поделились с нашими специалистами на конференции ТМЦДО?

- Я рассказал о том, что использование дистанционных технологий имеет потенциал гораздо больший, потому что рынок этот - международный. Мы все действительно живем в мире без границ, просто сами об этом пока не знаем. Границы существуют в мышлении и повседневной практике. Вот у Томска академическая репутация, университеты здесь с громкими именами и связями. Это все известно. Но, с другой стороны, мышление у многих осталось региональным. А ведь сибирские вузы могут неплохо выглядеть на международном уровне, просто надо найти свои ходы-выходы. Для этого надо сделать несколько вещей. Во-первых, создать две или три программы высокого уровня, те, которые необходимы рынку. Сейчас модным стало слово «инновации», так пусть ваши программы будут инновационными. И, поскольку этот рынок очень заполнен и проникнуть в него трудно, нужно идти по пути, который в свое время освоили промышленные корпорации - из Японии, из Кореи. Они выходили под маркой какого-то известного производителя, используя чужие решения, частично добавляя что-то свое.

У российского образования традиционно есть достаточно серьезные достижения, например в области естественных наук и математики. Надо научиться пользоваться этими преимуществами.

Часто российские университеты просто «отдают» своих студентов за границу, позволяя им по грантам или совместным программам выезжать на учебу за рубеж. Что они получают в ответ? Ну, может быть, «чувство глубокого удовлетворения».

Я долгое время в Омске работал проректором и деканом, и мне было обидно - мы «вытаскиваем из огня каштаны», а кто-то их просто так получает. Стали думать, как нам ситуацию изменить. И придумали: нужно организовывать свои филиалы в разных странах и отправлять на учебу своих студентов в свои же филиалы. Это и было сделано, более 150 человек побывали за границей, благодаря нашей программе. Но самое главное, что они платили российскому вузу. Как раз об этом я рассказывал, когда был здесь в ТУСУРе в последний раз - в 2004 году. И говорил, что неплохо бы и у вас подобный проект создать. Когда я рассказывал, на меня смотрели с круглыми глазами - что-то невероятное, такого не бывает! Но время идет и, оказалось, что Томск тоже делает невероятное с этими бизнес-инкубаторами, инновационными проектами. Это притягивает. И сейчас я хочу поговорить о том, чтобы объединить нашу международную программу и ваши инновационные наработки.

- Вы специально приехали на конференцию ТМЦДО?

- Да, все началось с того, что я обнаружил на российском сайте что ТУСУР оказался в числе победителей инновационного конкурса. Тут же отправил поздравительную телеграмму Александру Фавстовичу Уварову. А потом он написал, что группа из ТУСУРа едет в Америку, чтобы изучить инновационный опыт наших вузов. Тут уже я пригласил их к себе «в гости». Дистанционное образование ведь и зародилось в США - и сама технология, и связи. Поэтому цель приглашения была простая: приезжайте, посмотрите, чего у нас есть. Конечно, вы сделаете что-то свое, но, может, увидите, то, что будет интересно. Это уже вопрос к ним, что они увидели, что понравилось. Но, надеюсь, на этом наше сотрудничество не завершится. Американские студенты традиционно не очень сильны в математике. Мы уже начали с вашими математиками разговор о создании технологии для обучения наших студентов. Вот здесь может быть какой-то совместный интерес.

С другой стороны, США - страна бизнеса, у нас разработаны успешные программы по финансам. Думаем в России, было бы интересно не только распространять чужие программы, но и создавать свои по принципу аутсорсинга (это когда компания для производства чего-либо не создает свои подразделения, а перепоручает эти задания сторонним фирмам - прим. авт.). Подобный проект был бы очень интересен. И тут ТУСУР от нашего университета мог бы получить много полезного. У вашего вуза в электронике имя есть, а в бизнес-программах - пока нет. Такая программа, созданная под нашим брендом, могла бы успешно конкурировать на рынке.

- По-вашему, в чем основные различия в системе дистанционного образования у «вас» и у «нас»?

- Сложно ответить что-то определенное - я не был в ваших представительствах на местах, но кое-какие моменты могу себе представить. Полагаю, что ТУСУР пока находятся на стадии «обучения по переписке». Эту стадию в США освоили еще сто лет назад. Просто технологии многое ускорили: вместо «бумажного» появилось электронное письмо, вместо послания - файл. Если сравнить с промышленностью, сейчас в России идет фаза «механизации ручного труда». И идет очень быстро - что в Америке заняло десятилетия, у вас - годы.

Следующий этап настанет, когда появятся новые технологические возможности. Например, у нас, так сказать, на «нью-йоркщине», обязательное условие для учебы это широкополосный доступ в интернет. Пятимегабайтный файл, ерунда, качается секунд 15. Это позволяет применить и некоторые образовательные технологии. В России пока все в будущем, но оно все равно придет, надо к нему готовиться.

Когда и этот этап пройдете, наступит третий. До сих пор в ходу была «дедовская», средневековая технология высшего образования. В первых университетах знание существовало в виде пересказок, толкований фолиантов. Новая же технология может сделать реальный прорыв.

Теперь не надо ходить в библиотеку - студенты у нас получают доступ к десяткам тысяч книг и журналов через интернет, университет просто платит за подписку. Это быстрее и удобнее, чем в библиотеку пойти. Возникает новое качественное образование, какого еще не было. Мы наконец-то можем шагнуть за пределы средневековых университетов. Ну и, естественно, что те университеты, которые сделали эти шаги первыми, имеют преимущество перед остальными.

- У ТУСУРа и нашего Центра дистанционного образования такое преимущество, по крайней мере, в России, уже есть?

- Лично я прошел две стадии отношения к дистанционному образованию. В начале - полный скепсис. Когда я учился в Новосибирске, к нам в аудиторию заходили такие люди академик Заславская (для экономистов это очень серьезное имя)… Даже не так важно, что она говорила, больше интересовал образ ее мысли, общение. Я всегда и считал, что это и есть «высшее образование». А что значит - дистанционное? Ну, получил книжку, прочитал. А потом я начал наблюдать за тем, что делают ТУСУР и другие. Мне всегда казалось - ладно, тяжелые времена, ребятам надо как-то выживать. И родителей понять нетрудно, жалко им отправлять своего ребенка в соседний город.

Изменилось мое отношение спустя какое-то время. Это было не в России, а в Австралии. Там я параллельно учился на МBA и работал над второй докторской программой. И вот что я обнаружил. Дистанционное образование постепенно создало такие методы и формы, которые теперь воспринимает и очное традиционное. Я увидел, что в крупных университетах особой разницы между ними не стало.

В дистанционном образовании «придумали», что студент и преподаватель может общаться по электронной почте, что у каждого обязательно должен быть свой электронный ящик, что все контрольные работы сдаются в электронном виде. Все это теперь «взято на вооружение» и в дневной форме обучения. Разницы почти никакой нет, просто тут есть лекции, а там нет. Так это пока. Уже вовсю используются аудиозаписи лекций. В нашем университете лекции записываются и по интернету в формате mp3 рассылаются студентам. Они, занимаясь, например, на тренажерах, слушают их вместо музыки. Но те же лекции рассылаются и дистанционщикам! Так если очник по какой-то причине не ходит на занятия, то никакой разницы со студентами, обучающимся дистанционно, у него нет.

Используется и эффект «глаза в глаза» - лекции записываются на видео и рассылаются. И никаких высоких технологий не надо - просто «говорящая голова» рассказывает о предмете.

Следующий момент: дистанционные занятия пытаются сочетать со встречами с преподавателями. Я сам веду такой курс, работая в Дистанционном центре. В городе Олбани мы встречается со студентами, три часа я рассказываю о предмете, объясняю, что к чему. Через два месяца (все это время они работают в интернете, пишут контрольные) мы снова видимся, я рассказываю о финальном проекте, они задают мне свои вопросы - на них лучше отвечать устно, вживую. И в третий раз они уже показывают свои презентации.

Такая смешанная форма объединила все три существовавшие ранее. Вот это меня убедило. И еще. Я «брал» четыре курса МBA и со мной в аудитории сидели человек 30 студентов из разных стран. Оказалось, что этот же курс в режиме on-line изучают еще 200 человек - мы их просто не видели. На экзамене каждому выдали пачку документов, чтобы их обработать и принять решения. Я увидел, что многие из тех, кто никогда не ходил на лекции и жил в другом городе, справились со своим заданием лучше меня. Вот это и убедило. Дистанционное образование - «настоящее» образование.

продолжение в номере №5