Уж не знаю, считать ли комплиментом уверения профессора Марка Мауини (Mark Mawhinney), что сегодняшнее состояние инновационной деятельности в Томске очень напоминают ему то, что встретил он в Северной Англии несколько лет назад. В Шеффилде и Нью-Кастл тоже решили переходить от сырьевой экономики к технологиям hi-tech и обратились к услугам оксфордского центра Isis innovation* в котором, собственно говоря, и работает профессор Марк Мауини.

(*Isis innovation - дочерняя компания Оксфордского университета, основанная с целью коммерциализации ноу-хау, вырастающих из исследований в университете, являющимся одним из мировых лидеров в науке. За консультациями специалистов Isis innovation выстраиваются очереди из университетов европейских стран).

Приехал он к нам в ТУСУР не просто так, а в рамках программы «Инновационный университет», с целью повышения квалификации сотрудников ТУСУРа.

В его планах было прочитать три лекции студентам и преподавателям ТУСУРа о разных способах коммерциализации научных идей (на момент беседы он уже успел прочитать две), ну и, конечно, ознакомиться с тем уровнем «инновационной вовлеченности», которой наш вуз может похвастаться сегодня.

Говорили мы о вещах разных, сами сейчас убедитесь, но мой первый вопрос был самым предсказуемым из всех:

- Когда Вы впервые услышали о ТУСУРе и Томске?

- В прошлом году Вера Пудкова (руководитель Офиса коммерциализации разработок) и Наталья Чекчеева (заместитель директора бизнес-инкубатора - прим. авт.) побывали у нас, в центре Isis innovation, который является частью Оксфордского университета и занимается трансфером инновационных технологий*.

Мы обменялись электронными адресами, начали переписываться, и в итоге руководство вашего университета пригласило меня сюда. За прошедший год в Isis innovation появился международный отдел, занимающийся университетами со всего мира. Так что мой приезд каким-то эксклюзивным не назовешь.

- С российскими университетами уже приходилось работать?

- Нет, но мне приходилось общаться с представителями российской Государственной Думы, они приезжали в Isis innovation, изучали вопросы продвижения инновационных продуктов. А вот с университетами из вашей страны, кроме ТУСУРа, мы пока не сотрудничали.

- Были какие-то ожидания до приезда в Россию, в Томск?

- Я уже бывал в России - это было 10 лет назад, занимался другой работой, чем сейчас. Конечно, я полагал, что за это время в вашей стране многое изменится, но не ожидал, что прогресс будет настолько впечатляющим.

- И что же изменилось в первую очередь?

- Прежде всего, люди, общая атмосфера. Стало проще общаться: тебе улыбаются, легче входят в контакт. Изменения эти замечательные и меня, конечно, очень порадовали.

- Но все равно отличие в общении с нашими студентами и учеными имеется?

- Я не так много общался с учеными из ТУСУРа, больше могу рассказать о студенческой аудитории, которой читал свои лекции. В Великобритании учат студентов задавать вопросы по ходу лекции, а в России или, например, в Японии, не принято перебивать преподавателя, все ждут окончания лекции. Те вопросы, которые мне задавали у вас в ТУСУРе, очень впечатлили своей глубиной, знанием проблем, даже впечатление такое создалось, что здесь студенты слишком уж озабочены учебой.

- Может, немного расскажете о себе, о своей семье?

- Я женат на японке, познакомился с ней в Японии, когда шесть лет жил и работал в этой стране. У меня трое детей - старшему сыну 16, он родился в Токио, среднему - 12, он родился в Англии, а младшей дочери исполнилось шесть лет, она появилась на свет в Северной Англии. Сыновья играют в футбол, я сам тренирую две детские футбольные команды. Моя жена преподает компьютерное программирование в старших классах.

- Какие были первые впечатления от Томска?

- Это очень интересное место. Я объехал почти весь мир, был во многих странах и городах, и в итоге пришел к выводу, что лучше всего жить в городах с населением от 250 тысяч до миллиона человек. В них достаточно народу, чтобы не быть слишком маленькими и при этом не возникает обычных для мегаполиса проблем - автомобильных пробок на дорогах, огромных расстояний.

- Какая основная цель Вашего визита?

[Хохочет вместе с переводчиком - заметно, что на этот вопрос за последнее время пришлось отвечать десятки раз]

- Я приехал сюда по гранту TAСIS - провести презентации, посмотреть, что здесь сделано в плане коммерциализации научных разработок, а еще попробовать найти способы для будущего сотрудничества. Правда, осуществить это очень сложно - в разных странах разные образовательные и научные системы, сложно найти общие механизмы для взаимодействия.

- Но ведь ТУСУР как раз идет по пути создания университета Оксфордского типа…

- Нельзя просто скопировать систему. Слишком велики различия между нашими странами. В России создана совсем иная, чем в Великобритании, бизнес-среда, иные условия для ее развития. Еще одно отличие: система поддержки инноваций в Оксфорде развивается уже 25 лет и, соответственно, все ее структурные элементы очень развиты, четко функционируют. В России же пока начинаются инновационные процессы.

И потом, в Великобритании, Оксфорде, в первую очередь нацелены на очень быстрое развитее бизнеса. Как только появляется фирма, ее тут же выводят на рынок. То, чем занимаются у вас в ТУСУРе, можно назвать социальным проектом. Его основной целью является поддержка студентов.

Очень важно подчеркнуть, что нет какого-то общего пути для всех вузов и всех стран - везде свой бизнес- климат и бизнес-культура.

- Вы побывали в тусуровском бизнес-инкубаторе, по-Вашему, он похож на свои зарубежные прототипы?

- В Оксфорде тоже есть бизнес-инкубаторы, но там обучение студентов, работа с сотрудниками, создание проектов - все это разные элементы, общее дело не совмещено в одном здании, как у вас. В итоге замедляется процесс принятия решений. Поэтому я считаю, что ваша структура бизнес-инкубатора более удобная, функциональная.

- Как участвуют университеты Великобритании в формировании стратегий городского инновационного развития?

- Я был вовлечен в эти процессы в двух городах Северной Англии - Нью-Кастле и Шеффилде. В первом городе при формировании стратегии главным вопросом было повышение качества жизни в городе. В Шеффилде мы занимались долгосрочным инновационным проектом. Город этот очень похож на Томск - тоже небольшой (там полмиллиона жителей) с неразвитой бизнес-средой. Раньше он был центром промышленного района, где добывали сталь и уголь. Эти отрасли 20-30 лет назад вымерли, и сейчас встает вопрос о возрождении региона. Как? Сменить ориентацию экономики с сырьевой на hi-tech.

В Шеффилде два университета. В нашем проекте по организации офисов коммерциализации они выполняли роль центров, вокруг которых и должна строиться новая экономика. В итоге в городе появились новые рабочие места, появилась активность в области hi-tech. Мы создали такой проект, который «стоил» 6 млн. евро, за два года его оборот составил 12 млн. Это была долгосрочная стратегия, она была принята городом и университетами. Поэтому, я считаю, что очень важно, чтобы городские власти тоже были бы вовлечены в общий процесс.

Я практически ничего не слышал о поддержке Томска в тех делах, которые ведет ТУСУР, но много узнал о том, что делает Государственная и Областная Дума. Важно, чтобы власть всех уровней поддерживала процессы инноваций.

- Стандарты качества жизни. Как они соотносятся с творческой активностью населения и ученых страны?

- В Великобритании одна из главных целей коммерциализации разработок это как раз повышение качества жизни, создание новых рабочих мест, более доходных и интересных.

- И как, по-Вашему, России еще долго до существенных изменений в уровне жизни и уровне инновационной вовлеченности населения?

- Это очень трудный вопрос. Российская наука известна и уважаема во всем мире. Наверняка у российских ученых есть очень много хороших идей, которые надо развивать, доводить до стадии коммерциализации. Но России нужно как минимум 10-15 лет, чтобы достичь современного уровня других стран. Вы только начали этот длинный и сложный процесс.

- Какая модель инновационного развития наиболее актуальна сегодня в мире, и какая между ними разница?

- Всего существуют три модели. Первая, когда инновационную поддержку дает университет, вторая, когда инновациями занимается частный сектор, третья объединяет обе. И нет точного ответа, какая лучше, какая хуже.

- Вы об этом рассказывали в своих лекциях нашим студентам и преподавателям?

- Да, конечно. Я дал уже две лекции, прочитаю еще одну сегодня. На первой я рассказывал о том, как работает процесс коммерциализации в Великобритании. Сейчас в нашей стране очень хорошая ситуация для продвижения инноваций, поскольку создался очень емкий рынок. Успешно развиваются три уже названные мной модели коммерциализации. Вторая лекция - о политике Евросоюза, о роли Еврокомиссии в продвижении новых разработок, в создании выгодных условий для фирм. Сегодня я буду говорить о человеческом ресурсе, о тех людях, что вовлечены в процесс коммерциализации. В итоге они оказываются гораздо важнее, чем все созданные технологии, от конкретных людей зависит успех в продвижении того или иного продукта.

- Как аудитория ТУСУРа воспринимала информацию, которую Вы дали на лекции.

- Сама презентация длилась недолго, основную часть времени занимали вопросы и ответы на них.

- О чем спрашивали чаще всего?

- Зачем я приехал [смеется]. Главное, что интересовало, почему люди начинают вовлекаться в процесс коммерциализации разработок, что ими движет, как принимаются решения, откуда берется опыт?

- По-Вашему, Россия пойдет своим «инновационным путем» или воспользуется уже имеющимися технологиями?

- Я считаю, выбор пути в первую очередь зависит от бизнес-климата и культуры страны, от принятого законодательства. Поэтому это не очень хорошая идея, чтобы копировать чью-то модель, надо развивать свою.

Самые главные элементы, которые должны быть развиты для успешного развития инновационных процессов это: поддержка правительства, поддержка руководства университета, участие бизнеса и существование инновационных фондов. И еще очень важный элемент - подготовка людей, которые хорошо разбираются в происходящих процессах, знают, как ими можно управлять. Большинство из этих элементов у вас уже есть, так что можно лишь пожелать двигаться вперед и решать новые задачи.