Как это не парадоксально сегодня, но большая часть населения России согласно статистике не помнит, чем отличается дата 22 апреля от 21 и 23 числа. Хотя еще каких-то лет 18 назад (испытано, что называется, на себе) все мы праздновали день рождения вождя мирового пролетариата В. И. Ленина. Кстати, в этом году будет 136 лет со дня этого все-таки памятного события. Но не бойтесь: в этой статье не будет никаких разговоров о том, что хорошего или плохого сделал Ленин детям или кому-то еще. Об этом уже давно никто не вспоминает. Сама фамилия Ленин стала символом - ее использовали и для названия улиц, и для имен, которые давались потомкам. Но еще чаше имя Ленина давалось различным комсомольским стройкам. А уж сколько построили в СССР - любые фараоны позавидуют.

Стройка первая (великая): Первый межпланетный

В истории СССР и новейшей России космодром Байконур занимает особенное место. Пуск ракеты с Байконура заставлял трепетать сердце каждого советского гражданина. Не вспомнить именно об этой стройке века - было бы более чем неправильно. А между тем Байконур был построен в потрясающе короткие сроки.

Сегодня точную дату начала строительства самого мощного советского космодрома установить достаточно сложно. Хотя бы потому что, во-первых, Байконур - это весьма глобальный проект, который строился по частям, во-вторых, когда 12 февраля 1955 года правительство приняло формальное решение о строительстве, к космодрому уже тянули железнодорожную ветку, а строители уже приступили к подготовке стройплощадки. Также они возводили лагерь для строителей, готовили место для бетонных и деревообрабатывающих заводов, складов. При этом в течение всего периода возведения космодрома к работам не привлекали заключенных - на стройке работали только солдаты.

Темпы работ были ошеломляющими. В течение первых месяцев были проложены автомобильная и железнодорожная ветки и даже начато строительство основного объекта - будущего первого стартового комплекса. Надо отметить, что месторасположение космодрома крайне неудобно для строительства - до ближайших населенных пунктов сотни километров. Кругом лежала степь - ровная, как стол. Нет ни деревьев, чтобы построить бараки, ни складок местности, чтобы укрыться в них от ветра.

Еще одной проблемой было полное отсутствие всякого опыта в постройке подобных объектов. Даже при нынешнем уровне развития строительной техники возведение космического комплекса за два года стало бы явлением выдающимся. Тогда оно казалось невероятным. Строители демонстрировали поистине чудеса смекалки и изобретательности - на месте "с нуля" создавались целые системы будущего космодрома.

Проделанный строителям объем также поразителен и даже недоступен для понимания: чтобы построить космодром, потребовалось поднять около миллиона кубометров грунта и уложить десятки тысяч кубометров бетона. Если еще учесть, что практически все материалы и технику приходилось завозить с "большой земли", то станет понятно, насколько грандиозной была эта стройка.

Всего через четыре месяца после ее начала "стартовый стол" был сдан! На нем начался монтаж оборудования. Позднее, но также в установленные сроки, был сдан и первый монтажно-испытательный корпус.

Кстати, и сегодня, несмотря на наличие таких космодромов, как «Капустин Яр», «Плесецк» и «Свободный», Россия по-прежнему наиболее активно использует Байконур. Это связанно со многими факторами, но, прежде всего, с теми наработками и опытом запусков, которые были получены именно в казахстанской степи. И самое главное - через 50 лет после постройки Байконур планируется модернизировать и продолжать использовать, ведь его технологии вполне работоспособны до сих пор.

Всего же за полувековой интервал с Байконура было запущено более 1100 космических аппаратов различного предназначения.

Стройка вторая (шуточная): БАГ, МУПУ, БАМ!

Продолжая тему Байконура, можно отметить, что именно этот космодром стал в некоторой степени причиной другой большой стройки - БАМа.

Да, да, хотя прямых объяснений этому нет. Дело просто в том, что после отправки первого человека в космос, гонка между двумя сверхдержавами только набирала обороты. Причем, разумеется, не только в области космонавтики, но и во всех других общественных сферах.

А бум, простите, БАМ, случился как раз после того, как в 1969 году на Луну ступил первый человек - и человек этот был, как не странно, американцем. Это был очень трагический проигрыш в космической гонке - в той самой области, которой мы больше всего гордились. Среди политиков, ученых и просто рядовых граждан крепло убеждение в необходимости адекватного ответа. Таким ответом могло стать начинание, по-настоящему грандиозное, сопоставимое по масштабам разве что с покорением Северного полюса или возведением Великой Китайской стены.

В феврале 1970-го специальный оперативный штаб, объединивший крупнейших советских ученых, начал напряженную работу. Были рассмотрены сотни разнообразных предложений: от строительства самой глубокой в мире шахты «Молодая гвардия» до организации крупнейших международных соревнований «Добрая воля», по масштабам сравнимых с Олимпийскими играми. В конце концов, было решено остановиться на проекте инженера Самылина - сооружении поистине гигантского газопровода Байкал — Амур. Правда, называлось это на первом этапе (как нетрудно вычислить) - БАГ. Проект был полностью одобрен на самом высоком уровне - и в штабе закипела работа. Однако, почивать на лаврах долго не пришлось. Уже в августе из отдела идеологии ЦК КПСС пришло письмо, в котором указывалось: несмотря на грандиозность БАГа, «догнать и перегнать» США. Только его строительство не позволяло. Москва настаивала на еще одном проекте, причем не менее глобальном. Так, не вдаваясь в подробности, получился второй проект: Магистраль Уренгой - Помары - Ужгород, или сокращенно - МУПУ.

Магистраль была необходима, потому что некто Воронец предоставил данные, что три достаточно крупных населенных пункта, Уренгой, Помары и Ужгород, не были связаны дорогами как таковыми вовсе. На практике это означало, что попасть из одного пункта в другой было не только практически невозможно, но и влекло за собой затраты времени и сил, сопоставимые, ну, скажем, с путешествием на ходулях из Москвы в Орел.

Той же осенью, практически одновременно, началось строительство БАГа и МУПУ. Правда, до окончания подготовительных работ решено было в средствах массовой информации ничего о стройках не сообщать, поскольку на начальном этапе работ вмешательство людей в происходящее планировалось минимальным. К сожалению, строительство БАГа, едва начавшись, было приостановлено. Виной тому — вполне естественные для нашей страны процессы — необыкновенно ранняя зима, обильные снегопады, колоссальные заносы на дорогах… На МУПУ дела обстояли немногим лучше. А затем случилось страшное: профессор Лепешинский опроверг разговоры о том, что между городами Уренгой, Помары и Ужгород есть «дорожная дыра». И в результате встал вопрос: что же делать с проектом МУПУ? Заканчивать окончательно ненужный проект не имело смысла, да еще и выглядело, по меньшей мере, глупо. Однако, с другой стороны, деньги уже были выделены.

Но выход все же был найден: на месте уже бывшего МУПУ решено было построить газопровод (ГУПУ), а на месте БАГа построить дорогу, но уже не обычную, а вполне себе настоящую железную.

Ну, а дальше пресса и эстрада раскрутили идеи стройки, правда, по большей части они относились к БАМу. Во-первых, потому что рифму было найти проще, а во-вторых, потому что железная дорога - это вполне понятный объект, а что такое газопровод в то время понимали не все. Впрочем, история все же сохранила для нас одну строчку из стихотворения: «Сквозь дожди и непогоды и сквозь снежную крупу мы идем походкой твердой, чтобы строился ГУПУ». О строительстве же БАМа, знают, пожалуй, все, кто еще успел прочить хоть один учебник по истории СССР.

Стройка третья (трагическая): город-шахта

При упоминании Норильска сегодня в основном вспоминают про Владимира Потанина или Михаила Прохорова, миллиардеров и владельцев горно-металлургической компании «Норильский Никель» - крупнейшего в мире производителя никеля и металлов платиновой группы. А между тем история города Норильска и Норникеля связаны между собой очень тесно. Не будь второго, не было бы и первого. Правда, это тоже не совсем точно, не было еще города, а Норильский комбинат уже существовал. Просто в 1935 году правительство СССР принимает решение о строительстве комбината, для чего на месте организуется Норильский исправительно-трудовой лагерь НКВД (Норильлаг). В октябре 1935 года в лагере насчитывалось 1200 заключенных, в 1951 году более 90 000, а всего за 21 год существования лагеря через него прошли 300 000 человек.

Во время Великой Отечественной войны, с 1942-го по 1945 год, выплавка никеля, необходимого для производства брони, выросла в Норильлаге в 11 раз.

В 1979 же году запускается первая очередь самого современного из норильских заводов - Надежинского металлургического. Его строительство объявляется Всесоюзной ударной комсомольской стройкой.

Но, в целом, стоит заметить, что там, где стоит сегодня город Норильск, человек вообще жить не может. Ведь среднегодовая температура там составляет целых -10 градусов, а в году есть только 84 дня без морозов. Да и вообще, полуостров Таймыр, на территории которого расположен Норильский промышленный район, в действительности следовало бы назвать островом: с остальной территорией России он соединен только морским и воздушным сообщением. Железную дорогу не решилось построить даже советское государство - очень хлопотно и очень дорого. Северный морской путь, по которому в Норильск завозится все необходимое, а обратно вывозиться продукция комбината - дорога трудная и затратная. Но, увы, вариантов нет - государство не позволило без его разрешения использовать атомные ледоколы, и поэтому инженеры Норникеля без перерыва придумывают другие способы связи с «большой землей». Например, предлагалось арендовать снятые с боевого дежурства атомные подводные лодки класса «Тайфун» (это крупнейшая в мире подводная лодка, оснащаемая 20-ю баллистическими ракетами), в которые вместо ракет должны были загружаться металл и обогащенная руда. Подлодкам ледокол не нужен.

Второй экзотический вариант: закупка специальных грузовых экранопланов - низколетящих аппаратов, использующих при движении так называемый экранный эффект (из-за близости поверхности создается что-то вроде воздушной подушки). Эти аппараты могут на большой скорости передвигаться как над тундрой, так и над океаном. Но, однако, оба варианта оказались экономически невыгодными. Впрочем, при современном удорожании металлов, и никеля в том числе, не факт, что скоро какой-нибудь такой же экзотичный проект не станет рентабельным. Пока же можно гордиться тем, что такой город, как Норильск, и такой комбинат, как Норильский Никель, находятся в России.