Родина, еду я на родину, пусть кричат: «Уродина!», - а она нам нравится! Пусть и не красавица… Эту достаточно известную строчку я не однажды вспомнила по дороге домой, в Бишкек. От дома меня отделяло расстояние в более чем тысячу километров, пара границ и несколько «приключений», неотрывно сопровождающих неопытных путешественников-студентов.

В пути

Глядючи на бесконечные пространства казахской степи, степи, степи, и еще раз ее же, я уже думала, что никогда не закончится этот путь. В поезде, следующем рейсом Новосибирск-Алматы, было жарко натоплено, веселые проводницы весело гоняли не менее веселых мошенников-менял, весело здоровающихся за руку с веселыми местными ментами (назвать их милиционерами язык не поворачивается - стражей закона я представляла себе всегда несколько иначе). Яркий свет озарял наши головы только в исключительных случаях, так что я, в конце концов, отказалась от напрасных попыток порчи зрения при помощи чтения предусмотрительно взятой с собой литературы и совершенно неинтересным образом проспала большую часть пути. Жаль, не весь путь… Те, кто ездил этим путем, меня, надеюсь, поймут.

Казахская южная столица встретила нас не очень-то приветливо, послав нам навстречу одного из своих доблестных стражей порядка, у которого ввиду приближающегося Нового года срочно обнаружился недостаток денежных средств и он решил пополнить свой карманный баланс за наш счет, поживившись нашими паспортами и запросив какую-то никому, в особенности нам, не нужную таможенную декларацию на наши, достаточно небольшие сумки. Дядька попался настырный, видать, совсем с финансами прижало. В конце концов, он, весьма довольный собой и нами, даже посадил нас на автобус, едущий в следующий пункт нашего пути - алма-атинский автовокзал «Сайрак». После часового странствия по городу, бесконечных выкриков на улицах, знакомой и привычной казахской речи, одуревшие от обилия солнца и тепла на улицах, от слякоти и еще раз тепла, тепла, тепла, мы, наконец-то, вышли на финишную прямую нашего нелегкого паломничества в родные места. Расставшись с последними деньгами, сели в маршрутку до Бишкека. Случайно обнаружилось, что у моих спутников немного не хватает денег на конечный переезд, и они исправили это за мой счет, и, выехав из Томска с 700 рублями, границы я достигла с 200…

За Алма-Атой начались бесснежные поля. Это было необыкновенно - после Томска… Нашему отвыкшему взгляду они представлялись очередным чудом света. Границу мы прошли без замедления, слегка притормозив лишь затем, чтобы отдать недружелюбной соседней республике ее бумажное имущество - миграционные карточки. И мы вступили на землю родной страны, ни с того ни с сего вздумавшей присыпать нас мелким противным снежочком. Мол, вы с севера, значит, снег для вас роднее солнца.

Кстати, родная земля ничуть не отличалась от соседской - такая же грязная, серая, довольно скучная. Солнце спряталось за тучи, не желая видеть своих неверных детей-южан, променявших его лучезарное тепло на строгие черты далекого сибирского города. Спустя час мы уже стояли на родном, грязном, шумном автовокзале, под скучным серым небом, а сверху по-прежнему что-то сыпалось, погода совсем испортилась. Только слякоть напоминала о том, что совсем недавно здесь было солнечно и не по-зимнему тепло. Я рассталась со своими спутниками, двум из которых еще предстояли двенадцать часов пути - они направлялись в южную столицу Кыргызстана, древний город Ош, по сравнению с которым Томск кажется маленьким неразумным малышом - Ошу уже 3000 лет. А мой путь лежал на тихую окраину Бишкека…

Бишкек

Каждый год отсюда в ТУСУР попадает некоторое количество студентов. Но до сих пор многие не знают, что это за город и где он находится. Спешу вас уверить - к Узбекистану он не имеет никакого отношения. Хотя маленькая страна гор, нередко называемая второй Швейцарией по красоте пейзажей и туристическому потенциалу, имеет общую границу с Узбекистаном, также, как с Казахстаном, Таджикистаном и Китаем. Но Томск о нас еще знает довольно много, в отличие от столицы всея Руси Москвы. Никто в ответ на: «Я из Киргизии» не скажет: «А, хороший город. А где он находится?». И на том спасибо, как говорится. Правда, мои соотечественники первое время забавлялись, плетя всякие небылицы про страну своего отбытия: «Снега у нас не бывает, а на Иссык-Куле растут пальмы, и по пляжам спокойно разгуливают обезьянки». Неправда, снег у нас бывает, и обезьяны водятся только в зоопарках. Где-нибудь на побережье кыргызской жемчужины можно встретить верблюда, но это не представитель местной фауны. А кыргызская жемчужина - это и есть высокогорное озеро Иссык-Куль.

Сам Бишкек - город с населением чуть больше миллиона жителей самых разных национальностей. Здесь всегда что-то происходит: митинги, демонстрации, пикеты… Иногда становится просто смешно. Совсем недавно центральный бульвар Эркиндик решило пикетировать необычайно большое количество народа - целых три человека! Пресса, слетевшаяся осветить это событие, значительно превзошла их по количеству. На что они (пикетчики) надеялись, не знаю. За тот месяц, что я здесь нахожусь, чего только здесь не случилось! Революции новой не было, и только. А остальное вполне в порядке вещей. Пару дней назад бунтовала какая-то колония для несовершеннолетних, а президент вместе с правящей верхушкой месяца два не прекращал говорить о желании провести никому не нужный референдум по никому не понятному вопросу.

Жить здесь и весело, и не очень. Хорошо зимой, в феврале, греться на солнышке при плюс 15 градусах тепла, но плохо сидеть без паспорта в 18 лет. Паспортов в республике нет уже более двух лет. Сейчас вроде бы что-то появилось, но опять бракованное. На удостоверениях личности не хватает опять то ли лучиков у солнышка, то ли перьев у беркута. Я специально пересчитала лучи у себя и у своей мамы на паспорте, то есть на новом и старом образце. И там, и там нет сорока необходимых «излучений». Однако парламентариев, видимо, не заботит количество безвыездных граждан, которые себя чувствуют «букашкой без бумажки». Гораздо больше им нравится считать лучи на гербе… Нет, вы не подумайте, что я не люблю свою родину - наоборот, она мне очень дорога, но… Россиянам, студентам и профессорам, нас окружающим, стоит знать немного о родинах тех, кто приезжает учиться в стенах ТУСУРа.

Дома

Я почти бегом добиралась до своего дома, преодолевая отделяющие маршрутку и калитку 50 метров с рекордной скоростью, несмотря на неудобную сумку в моей руке. И, достигнув дома, вдруг закричала - чтобы все знали, что я приехала.

Братик еле «отлип» от компьютера, посмотрел на меня отрешенным взглядом и снова к нему «прилип». А мамы не было дома вообще.

Через два дня вдруг наступил Новый год. Я бездарно проболтала всю ночь по телефону, выслушивая удивленные возгласы на другом конце телефонного провода. А потом не могла наглядеться на телевизор - этого блага цивилизации я была лишена последние четыре месяца.

Эфир был типично русский, в смысле, российский. Временами вклинивалось что-то местное, но конкуренции не получалось. В общем, встретила праздник традиционно - телефон и телевизор. Я невольно лишилась возможности отмечания Нового года в общаге, а это, говорят, незабываемо. Но у меня впереди достаточно времени.

О погоде

Потом грянули холода. Сначала в России - увидев в сюжете одного из ведущих (естественно, российских) телеканалов Томск, я даже обрадовалась ему, как родному. Правда, от всей души посочувствовала сокурсникам, сдающим сессию. А после…

«Вчера аномальные холода, грянувшие несколько дней назад в европейской части России и в Сибири, добрались и до Бишкека», - гласила заметка в одной из местных газет. Я не ощутила их, но бишкекчане были просто в шоке. Ночью столбик термометра упал аж до минус 19-21 градуса! «Самое значительное понижение температуры, - пишет все та же газета, - за 100 лет метеонаблюдений в Пишпеке - Фрунзе - Бишкеке отмечено 20 января 1954 года: 21,1 градуса мороза». Это просто для общего сведения.

Базар жив, жил и будет жить…

Еще одна достопримечательность Бишкека - базары. Здесь их великое множество, на любой вкус и размер. А самый главный из них - это, конечно же, «Дордой», крупнейший рынок в Центральной Азии, на котором можно найти все, чего только душа пожелает, если только хватит времени его обойти. Сюда отовсюду едут оптовики и здесь всегда толпа народу. Рынок занимает за пределами города огромную территорию. И цены здесь самые разные, в уе и сомах (сом - это не рыба, это национальная кыргызская валюта). Летом мы здесь умудрились найти теплые вещи, которые продавцы хранили где-то у себя в запасниках, а зимой, если надо, можно найти легкую летнюю одежку. Кстати, и в Томске попадаются товары с «Дордоя», вот только стоят они на порядок дороже. Вряд ли вам удастся купить футболку, цена которой 300 сомов, или 200 рублей, в Томске меньше, чем за 500 рублей. Я рассказываю не байки, а совершенно реальные вещи. Потому-то и едут сюда разномастные коммерсанты. Стремилась сюда и я, экономя свои и родительские деньги. Базар нимало не изменился, и никогда не изменится, судя по всему. Разве что ассортимент товаров станет другим.

Служу родному вузу!

В Бишкеке навестила я газету, в которой работала еще школьницей. Оказалось, что она тесно сотрудничает с обществом, организующим экзамены тусуровской выездной комиссии в Кыргызстане. А как «действующий» студент я показалась им необычайно ценным экземплярчиком каникулярного завоза. Никогда не занималась пиаром, но тут, во имя родного вуза, пришлось написать небольшую рекламную статью о жизни моей и моих сокурсников. Их интересовало все - как мы живем, чем питаемся, с чем сталкиваемся. Кроме минусов. А о них как раз-таки обычно и хочется поговорить, чтоб жизнь медом не казалась…

Мне живется пока неплохо, без преувеличений, Томск нравится (правда, мне не нравится мороз, но ведь это не главное, правда?). Так что и тут родной вуз не забыл обо мне и нашел службу и в Бишкеке.

Из весны в зиму…

Внезапно выяснилось, что приехал мой одногруппник из Томска после не совсем удачной сессии. Приехал он практически в разгар весны - снег как выпал в очередной раз, так и растаял. Сейчас, когда я пишу эти строчки, на улице тепло, от снега остались лишь воспоминания, асфальт уже высох, почки на сирени набухли, хоть только в конце марта начнут распускаться первые деревья, зацветет урюк и город оденется в бледно-розовое одеяние его лепестков. Я не пожалела, что взяла с собой легкую куртку - при плюс восемнадцати это не самое подходящее одеяние. Как отсюда уезжать обратно в зиму, я не знаю. Это очень тяжело. Через неделю меня ждет поезд Алматы-Новосибирск, веселые проводницы и не менее веселые пограничники Кыргызстана, Казахстана и России. И снова степь да степь, степь да степь кругом, и на всем протяжении дороги самое интересное в Казахстане - спиральные дороги Семипалатинска и новосибирский железнодорожный дворец-вокзал, рано утром повстречающий нас своим непрекращающимся шумом, а там рукой подать до Томска. И снова учеба, профессора, доценты, очередь в «Тусуровском» кафе, общага и вечерние посиделки с учебниками… Все бы ничего - да только холодно, господа!

До встречи в Томске!