Черт возьми, до чего же приятно писать о делах реальных, заработавших. Когда год назад мы все вместе разбирались, что стоит за словосочетанием Болонская конвенция, вдумывались, возможно ли создание "единого образовательного пространства", когда студент может без особых проблем перевестись в любой вуз, и в далекой стране ему перезачтут курсы, которые он изучал на родине, то все равно сомнений из серии "это не про нас" оставалось очень много. Если помните, год назад ТУСУР вместе с Технологическим университетом Делфта и Политехническим институтом имени Георга Ома (Нюрнберг, Германия) выиграл проект TEMPUS. Всем троим предстояло заняться задачей очень сложной - внедрением единой системы зачетных единиц, благодаря которой студенты смогут сами выбрать себе дисциплины, а с учетом международного общения - с легкостью "перепрыгивать" в вузы-партнеры и выбрать предметы там.

Так вот, все эти благие намерения не стали очередной "бумажной пустышкой". Рапортуем: пятеро наших студентов целый семестр учились в Политехническом институте имени Георга Ома. Но главное не это - Алексей Стройкин, Татьяна Голикова, Андрей Гаврилов, Андрей Пахомов и Евгений Гюлюшлю, когда вернулись, без проблем свои "немецкие" оценки перевели в "тусуровские". Ну как, "заработала" идея или нет? То-то же!

Но это рассказывать обо всем легко, понятно, что перед поездкой наших ребят работа по сравнению учебных программ и курсов была проведена огромная. Для начала проясним, почему все пятеро студентов - промэлектронщики, почему для начала эксперимента была выбрана именно эта специальность?

Рассказывает один из организаторов проездки заместитель заведующего кафедрой ПрЭ Виктор Леонидович Савчук.

- Вначале мы изучили учебные программы - наши и "их". И оказалось, что наиболее схожи планы специальности "промышленная электроника". Да и весь Политехнический университет Нюрнберга по тематике очень наш ФЭТ напоминает. К тому же, когда мы стали выпускать еще и бакалавров - а это четыре года обучения без специализации - еще больше приблизились к западным нормам, когда студенту вначале даются только общетехнические дисциплины.

Но все-таки, как были выбраны эти "пятеро смелых"? Наверняка, желающих отправиться в Германию за казенный счет было хоть отбавляй.

- Конечно, важным требованием к претендентам было знание языка, - признается Виктор Леонидович. - И не обязательно немецкого - только двое из группы его знали, остальные свободно говорили на английском. В итоге те и другие смогли адаптироваться.

Но прежде всего предстояло выполнить очень большую работу. Нужно было перевести тусуровскую семестровую программу (а она "измеряется", как известно, в часах) в единицы, название которых у нас пока ассоциируется только с покупками в магазинах - в кредиты. С виду вроде как все просто - 36 часов равняется одному кредиту. В год студенту нужно набрать 30 кредитов. Но на деле, чтобы оценить работу каждого человека "там" и перевести в отметки в зачетке "здесь", нужно не просто "умножить и поделить".

Координатор проекта проректор по учебной работе ТУСУРа Михаил Терентьевич Решетников расскажет о некоторых сложностях, с которыми пришлось столкнуться его команде.

- Начнем с того, что планы даже очень похожих специальностей в разных университетах отличаются. Какой-то предмет в одном вузе изучают на втором курсе, а в другом - только на четвертом.

Но основные трудности возникают с оценкой содержания дисциплины. Перевести наши часы в кредиты просто. Но, во-первых, часто количество кредитов не совпадает. А во-вторых, нужно узнать, что входит в содержание "их" курса, остается непонятной его внутренняя начинка. Сопоставить схожие по названию и тематике курсы по языковым причинам сложно.

Поэтому мы не смогли отправить своих студентов в Делфтский университет, хоть он и является одним из участников проекта TEMPUS, его ректор посчитал невозможным перевести их систему оценки знаний в наши единицы. Ведь много вопросов нужно решить до приезда студента - что он изучал в родном вузе, в достаточной ли степени, чтобы продолжить обучение в новом университете.

А вот с немецкой стороной мы нашли взаимопонимание, пришли к выводу, что без определенной степени доверия обмен студентами проводить нельзя.

Сопоставляя учебные планы, мы заранее договорились, что наши студенты выберут определенные дисциплины, наиболее схожие с тусуровскими. Часть наших предметов все равно не попала, многое им пришлось сдавать досрочно или оставлять на следующий семестр.

В итоге, когда все пятеро вернулись, мы просмотрели их конспекты, проанализировали итоги работы и сочли возможным перезачесть эти курсы у нас в ТУСУРе.

Но, конечно, интереснее всего было послушать самих "немецких тусуровцев", каково это - почти полгода проучиться в другой стране, на себе опробовать особенности "их" системы образования.

Алексей Стройкин и Татьяна Голикова по итогам учебы набрали "пятерочное" количество кредитов - по 34 штуки на каждого. Конечно, первым моим вопросом к ним был такой:

- Помните первые эмоции, когда узнали, что в Германию на учебу едете?

- Страшно было немного, не хотелось чувствовать себя там чужими. Но все понимали: такой шанс!

- Ну а когда там немного пожили…

- Все стало совсем по-другому. Немцы очень добрый улыбчивый народ, если нужно, во всем тебе помогут.

Сразу понравились корпуса - это уютные современные здания, совсем не похожие на наш главный корпус, все выполнено в модерновом стиле.

- А первую свою лекцию вспоминаете?

- (смеются) Первое время мы почти ничего не понимали. Только заметно было, что учеба там строится совсем по-другому - в форме дискуссии. Конспекты от руки и под диктовку никто не пишет, весь материал лекции - в электронном виде, перед началом занятия распечатывается и раздается студентам. Так что не приходится все записывать, просто делаешь пометки, общаешься с преподавателем, задаешь свои вопросы.

- У нас в ТУСУРе тоже к этому постепенно приходят.

- Не на таком уровне. У нас только несколько преподавателей перешли на подобную систему, но многие почему-то не дают свои электронные лекции, все равно заставляют под диктовку все записывать.

Там вообще вся учеба на интернете держится. На сайте преподаватели вывешивают свои лекции, на сайте же размещается информация об отмене занятия, о расписании экзаменов.

В Германии обучение вообще немыслимо без компьютера. При поступлении каждому студенту присваивается внутренний адрес, на который сбрасывается вся нужная информация. Почти у каждого компьютер есть дома или в общежитии, к тому же, можно свободно зайти в любой кабинет, в библиотеку и бесплатно залезть в сеть.

Там вообще интернет дешевый. Сколько ни трать - на наши деньги 70 рублей в месяц выходит. И быстрый, к тому же. Томские сайты быстрее, чем здесь открываются.

- Языковой барьер долго мешал?

- Все студенты по обмену могут записаться на курсы разговорного немецкого, мы его все эти месяцы осваивали, как могли. К июню уже сносно общались.

Очень важно, когда есть живое общение, прямой контакт, тогда и язык дается быстрее. Ну а лекции... Ведь много терминов международных используется, зная английский, понять их было просто.

- Насколько я поняла, то, как в Германии лекции проходят, вам понравилось, ну а как вы оцениваете уровень знаний немецких студентов.

- Начальная подготовка - физика, математика - у них слабее, они меньше нас знают. Их учат по конкретному направлению. Когда мы рассказали, что в ТУСУРе мы на "промышленной электронике" проходим микроэлектронику и силовую электронику, там очень удивились: как можно соединять столь далекие вещи?

Их проблема в том, что они не могут, базируясь на широкой основе, сами выбирать себе направление работы, ведь их знания заранее "сужены". Зато чему мы завидовали, так это оборудованию лабораторий института. И студенты там занимаются не для "галочки", а для себя. Весь семестр группа ведет проект с нуля, просто дается начальная схема, они ее разрабатывают вплоть до конечного тестирования. По объему все исследование - как наш курсовой. Но работа эта не теоретическая, каждую мелочь они могут оценить на практике, увидеть конкретные задачи и их решения.

Еще очень большой плюс в немецкой системе - каждого студента прикрепляют к предприятию, и уже в годы учебы он занимается работой, необходимой для этого завода или фирмы. В итоге свою дипломную работу он защищает и на предприятии, уже досконально зная его работу.

- А вообще немецкие студенты чем-то отличаются от наших?

- Там нет такого понятия - списать. Как это? Ты делал все сам, это же твоя гордость.

- Может, теперь уже на своем примере расскажете о классическом дне нюрнбергского студента.

- 8.00. Начинаются занятия - три пары до часа дня. Дальше обеденный перерыв, после него максимум две пары или лабораторные занятия.

Пара, как и у нас, длится полтора часа, только посредине нет пятиминутного перерыва. Вот его нам точно не хватало!

- В чем еще нехватка обнаружилась? В продуктах, вещах, общении?

- Нет, еды нашей там много - целые русские магазины открыты. "Русских немцев" там много. Ну а с общением помогал интернет, да и телефонная связь там очень дешевая. А потом у нас столько друзей появилось, что даже уезжать не хотелось.

-Сложно было снова привыкать к ТУСУРу?

- Нет, здесь все родное, понятное. Уже скучаем по Нюрнбергу, по друзьям. Так что, Виктор Леонидович, если нужны четверокурсники для поездки, мы согласны, да и опытные мы уже…

Виктор Леонидович Савчук во все время нашего разговора сидел рядом, иногда улыбался, слушая, какие мысли, помимо учебных, вывезли из поездки его студенты. На это добровольческое предложение опять же ответил улыбкой: "Поживем-увидим".

Но только не думайте, что такими обменными поездками все наше "вхождение в международное образовательное пространство" закончится. Все только начинается. Снова о планах ТУСУРа рассказываетМихаил Терентьевич Решетников.

- Следующим этапом станет внедрение новой системы зачетных единиц у нас, в ТУСУРе. Начнем эксперимент как всегда - с ФЭТа. В итоге мы должны в корне поменять представление об учебном процессе. Во-первых, исчезнет понятие студенческой группы.

Каждый студент будет выбирать "свои" предметы, возможно и из другого семестра. Конечно, останутся предметы обязательные, но и тут целой группой на них ходить не будут, добавится еще и возможность выбора преподавателя.

Понятие курса тоже становится размытым, ведь, как я сказал уже, предметы можно изучать из разных семестров.

В итоге расписание будет вывешиваться не для группы, а для преподавателя.

Реализовать все это очень сложно. Конечно, возникнут проблемы с площадями, расписанием. Но не это главное. Как быть с преподавателями, не востребованными студентами? На Западе все просто - не заключат снова годичный контракт и все. У нас же большинство работают на штатной основе, по контракту на пять лет.

Зато в итоге внедрения этих планов у студентов появится возможность осмысленного выбора своей траектории обучения. Понятно, что первокурсники и второкурсники могут быть не готовы к этому, поэтому для начала мы, скорое всего, из всех "свобод" оставим выбор преподавателя.

Автор: Оксана Коновалова