Что и говорить - в беседах с фронтовиками, как бы ни старался, не избежать вопросов «обязательных»: помните, как прошли 22 июня 41-го и 9 мая 45-го, когда состоялось «боевое крещение»? И так далее. Вот и в разговоре с профессором Николаем Александровичем Лавровским, заведующим кафедрой истории и социальной работы в нашем университете, не удалось этих шаблонов избежать. И понравилось очень, что он помог избавиться мне от многих стереотипов о том, что День Победы - это обязательно «со слезами на глазах», что боевое крещение - это самое яркое воспоминание любого фронтовика.

- Вы родились…

- В Горьковской области есть небольшой город Выкса, он знаменит своими металлургическими заводами.

- Сколько Вам было, когда началась война.

- Я с 24-го, считайте сами - 16 лет. День 22 июня 41-го, конечно, помнится. Я тогда занимался в детской спортивной школе, и нас с ребятами отправили в Горький на областные соревнования. Намечались большие гуляния, праздник. И вдруг в 12 ноль- ноль включили громкоговорители, и мы все услышали знаменитое выступление Молотова. Конечно, гуляния были тут же свернуты, организован митинг на центральной площади, началась мобилизация. Тут же на мосту появились зенитные установки… Нам, мальчишкам, все это было страшно интересно.

- Так получается, что особого шока не было? Вы были готовы к войне?

- Да. Только что в области прошли большие военные учения по противовоздушной обороне, да и воспитывались мы так, что прекрасно понимали, что война рано или поздно будет, были внутренне подготовлены к этому. Другое дело - готова ли к нападению была страна.

- Что изменилось с началом войны?

- Все мы внутренне подтянулись, появилось стремление что-то делать, помогать. Я был в 10 классе и получил задание днем дежурить на посту воздушного наблюдения - на самой высокой башне города. Был специальный альбом «Силуэты немецких самолетов». Если мимо пролетал самолет, о нем надо было сообщить в штаб истребительного батальона.

В 41-ом же с октября по декабрь мы все строили противотанковые укрепления - от Москвы до Горького. Это была очень большая работа. А одновременно с учебой все мы, старшеклассники, помогали разгружать эшелоны с ранеными.

- А как Вы на фронт попали?

- Конечно, с первых дней войны я и мои сверстники на фронт рвались. Но в военкомате говорили одно - подрастите еще. В апреле нас, десятиклассников, собрали в школе. Политработник сказал: «Мы ценим ваш порыв, но нужно окончить учебу - стране после окончания войны будут нужны специалисты».

31 мая прошел выпускной вечер, а 2 июня меня и нашу группу добровольцев проводили в армию. Формально нас призвать не могли из-за возраста, но по комсомольской линии, добровольцами - да.

Все мы попали в гвардейские минометные части, на вооружение которых были «Катюши».

После учебного полка меня направили в часть, куда только что поступили на вооружение тяжелые реактивные минометы. После обучения мы прибыли на Калининский фронт. Тогда этот путь от Москвы занимал меньше суток.

- Помните свое «боевое крещение»?

- Ничего такого героического! Это только в книжках такие эпизоды красиво описываются. Все было буднично - мы подготовили боевые залпы, впервые увидели, какой красивый огненный хвост у снаряда, когда он выстреливает. И началась работа - самая настоящая, тяжелая физическая. Каждый снаряд по 120 килограммов, поднимали его 4-5 человек. Всю войну нам помогала лопата - нужно было копать укрытия для снарядов и боевой техники, чтобы их не смог обнаружить и уничтожить противник. Днем прятались где-нибудь в лесах, ночью выезжали на позицию, тихо ставили боевые установки, а утром давали залп… и тут же сматывались. Немцы за нами охотились страшно.

Нас бросали туда, где нужно было прорвать укрепления - немцы умели ставить оборону. Так что за время войны наша «счастливая» 13 бригада сменила 7 фронтов. Нас переправляли туда, где намечалось наступление - из подо Ржева - под Старую Руссу, потом в Донбасс, Крым и Восточную Пруссию.

- День Победы запомнился чем-то особенным?

- Мы были в Германии - возле портового города Гюстров и немцев уже неделю не видели, они поспешно уходили на Запад. Не было укреплений, то есть нашей основной цели.

Ночью 8 мая из политотдела пришло сообщение о безоговорочной капитуляции. 9-го нас построили и поздравили. Но слез, как в фильмах показывают, у нас тогда не было, просто возникло ощущение неожиданного покоя.

- Демобилизовали не сразу?

- Только в 47-ом.

- А как Вы в Томск попали?

- Мою жену распределили после института сюда, я с ней приехал. Заочно за два года закончил пединститут. С 1953 по 79-ый возглавлял областной отдел, а потом комитет по телевидению и радиовещанию. В 65-ом защитил кандидатскую диссертацию. В 1979 году меня, наконец, в вуз работать отпустили - в ТУСУР. В 1990-ом я защитил докторскую.

- Вы работаете до сих пор. Так нравится преподавать?

- Мне нравится, что каждый год появляются новые люди, непохожие, разные, приходится обновлять курс, дополнять. Это приносит внутреннее удовлетворение. Да и общение с молодежью сказывается, заставляет работать над собой, здесь чувствуешь себя востребованным, а это очень важно.