О чем бы таком интересненьком в новом номере написать? Вопрос начинает мучить уже с того момента, когда «старый» в печать только отдан. Вроде бы много всего у нас в университете происходит - грех жаловаться на отсутствие информации, но все же…& lt; /p>

Вот, значит, с мыслями такими зашла я как-то в канцелярию - очередную печать на документе поставить. И внезапно увидела привычный процесс - подача бумажки, ее беглый, но внимательный осмотр сотрудницей канцелярии, ее точный, выверенный годами жест «ставления» печати и передача готового документа обратно - другими глазами. Настолько профессиональным, законченным показался мне этот жест, который столько раз довелось видеть.

С некоторой долей вины подумалось, что невольно к работнику канцелярии чаще всего относишься как к «печатному аппарату» или же как к «машине по разноске бумаг». А между тем почти ничего не знаешь о том, чем заняты сотрудники этого важного подразделения ТУСУРа, какие люди там работают… Стоп! Вот и тема для «интересненькой» публикации, мимо которой проходишь чуть не каждый день. Вперед, на канцелярию!

Задумано - сделано. Светлана Витальевна Мощанская, начальник общего отдела (куда вместе с машинописным бюро и архивом входит канцелярия) хоть и немного удивилась: «О чем же таком я рассказать вам смогу?», - но легко согласилась встретиться, чтобы поведать о работе канцелярии. «Только лучше приходите до обеда, а то автобус из РК придет - такое начнется».

Так что я постаралась устроиться с другой стороны стойки, куда обычно в роли посетительницы подавала свои бумажки для печати, утром пораньше.

Светлана Витальевна вопрошающе на меня посмотрела: «Ну, с чего начнем?» Я между тем осмотрелась, как будто была в этой комнате в первый раз. Чистое светлое помещение, так, вижу один компьютер, хоть и плохонький, ой, а в углу машина какая-то непонятная, железная, надо будет про нее спросить… ой, весы, зачем они здесь?

За столами разместились сотрудницы канцелярии. Каждая была занята своим делом: кто-то ставил непонятные закорючки в листы с документами, кто-то, открыв толстенный журнал, вписывал в него какие-то слова и цифры, кто-то работал на компьютере. Хоть и было видно, что мой приход их заинтересовал, но от работы, привычной и каждодневной, оторвать был не в силах.

С чего же начать разговор? Первый вопрос подобрать было нетрудно:

- Расскажите о целях и задачах вашего подразделения. Зачем в любом вузе есть своя канцелярия?»

Светлана Витальевна, видимо, немного подивившись моей неосведомленности, ответила четко, как на экзамене:

- Канцелярия отвечает за делопроизводство, следит за соблюдением всех норм правильного оформления приказов, документов. А еще мы доводим до подразделений университета необходимую информацию.

- Сколько человек у вас работают?

- Семь. И коллектив у нас сложился очень дружный. Каждый досконально знает свое дело, но когда нужно, заменяет другого. У нас вы не услышите: «Сейчас этой сотрудницы нет, подойдите попозже». Так что даже в «горячие» часы вы не увидите у нас очереди. Всегда кто-то подойдет, поможет.

Я про себя подумала - и правда, не помню такого случая, чтобы я в канцелярии больше, чем на полминуты задержалась, все вопросы здесь решались быстро и без (уж простите за столь неподходящее слово) «канцелярщины».

Вот Любовь Прокопьевна Комарова - она работает у нас уже 30 лет. Ее задача - доводить до кафедр нужную информацию, внутренние документы, еще она отвечает за приемку и отправку корреспонденции, работает на франкеровальной машине.

[Это, наверное, та непонятная железяка в углу, решила я, расспрошу о ней попозже].

- А это Татьяна Александровна Фомина, - Светлана Витальевна показала на улыбчивую женщину, которая в это время ставила «закорючки» в бумагах. - Она регистрирует внутренние приказы. Вот представьте - каждый лист нужно отметить, занести в журналы (а в день проходит до 100 приказов) много работы добавляет ТМЦ ДО. А вообще университет за год «производит» около десяти тысяч приказов.

И с приходом Анатолия Васильевича Кобзева (уж не сочтите за «подлизывание» к начальству) объем работы у нас увеличился в несколько раз - до этого в год в ТУСУРе выходило до трех тысяч приказов. И это понятно - университет расширяется, становится больше структурных подразделений, они, конечно, свою документацию в оборот добавляют.

- А сколько пачек бумаги в год в канцелярии расходуется? - я заразилась цифирьными подсчетами.

- Ну, бумаги у нас уходит не так уж много, - Светлана Витальевна спешит меня разочаровать, - чаще приказы нам приносят уже напечатанными, мы их здесь только обрабатываем, разносим.

Я продолжу рассказ о наших сотрудницах? Светлана Владимировна Куршакова - курьер, доставляет всю информацию, корреспонденцию до корпусов РК и ФЭТ (сейчас она как раз там), и привозит нужную документацию сюда, раскладывает ее по ячейкам, доносит до адресатов.

А после обеда она помогает нам - тут такое начинается: одному печать нужна, другому найти документ…

[Во время нашего разговора то и дело подходили люди, что-то спрашивали, разбирались со своими бумагами, так что особого затишья в работе канцелярии я как-то не заметила].

- Татьяна Анатольевна Савельева заносит всю информацию в компьютер, - за столом напротив сидела хрупкая женщина и что-то набирала на клавиатуре.

Вообще у нас компьютер поставили года два назад - он очень облегчает нам работу по поиску информации. Правда, все равно приходится двойную работу делать, все приказы, распоряжения заносим и в журналы тоже.

Ну и о себе рассказать осталось. Я, Светлана Витальевна Мощанская, руковожу всей этой работой, отвечаю за гербовую печать, у меня находятся образцы всех подписей руководителей [показывает на папку на столе]. Нужно отследить, чтобы на документах точно их виза была.

- А вообще за день много печатей приходится ставить?

- Конечно, много. Вот сейчас принесли договоры Школьного университета - тысяча экземпляров, на каждом листе нужны две печати. Или вот обычная зачетка - в одной нужно проставить четыре печати, а их через нас проходят тысячи. Только один ТМЦ ДО сумками приносит.

- Руки к концу дня устают?

- Сейчас, когда печати усовершенствовали, не очень, а когда были еще штемпельные - просто ужас. Но мы стараемся не затягивать с бумажными делами, вы не увидите у нас на столах горы зачеток или необработанных бумаг.

Как оказалось (и это для меня стало открытием), главные сложности у работника канцелярии не в том, сколько раз печатью по бумажке «чмокнуть».

- Как театр начинается с гардероба, так и университет с канцелярии. Почему-то по всем вопросам - где найти кабинет, разыскать человека - идут именно к нам. За день так наотвечаешься - язык устает.

- А я всегда считала, что в канцелярии ужасно скучно - одни бумаги вокруг.

- Что вы! За день такой поток народа через нас проходит, что иногда и присесть некогда. И все почему-то считают, что в канцелярии все есть, за каждым приказом идут к нам, вместо того, чтобы найти его у себя на кафедре. Многие нервничают, обижаются.

Да-а, работа с людьми всегда сложнее всего дается, это и мы, журналисты, прекрасно знаем… А, кстати, как становятся сотрудниками канцелярии? Вузов для их подготовки пока нет. Светлана Витальевна рассказала немного о своем «трудовом пути».

- Я начинала с машинистки, потом заведовала архивом, стала начальником общего отдела. Особенно много тут не расскажешь. Теперь вот вместе с Татьяной Александровной на экономическом факультете у нас в ТУСУРе учимся. Думаю, для любого руководителя такое образование очень важно.

А вообще мы здесь вместе уже много лет трудимся, «срослись» крепко, знаем горести и радости каждого.

В любом коллективе взаимопонимание облегчает многое в работе. Вот видите, лежат эти приказы, я точно знаю, что до обеда их зарегистрируют, разнесут, все будет выполнено точно и в срок. Скажу вам не без гордости, что за время нашей работы ни одного письма, ни одной бумажки не потерялось. У нас в вузе знают точно: что в канцелярию попало - уже не пропадет.

Настало время поинтересоваться машинкой с труднопроизносимым названием. Любовь Прокопьевна Комарова подошла к своему «питомцу».

- Это франкеровальная машина, она вместо марки на письме делает оттиск с названием и адресом нашего университета. Давайте, я включу, покажу, как она работает.

Машинка зажужжала, в нее воткнули краешек письма, на котором через секунду красными чернилами была «нарисована» информация о вузе.

- А раньше на письмах марки ставили, - тут же пустились в воспоминания и остальные сотрудницы, - летом, когда приемная комиссия работала, так мешками письма отправляли. К нам ведь откуда только поступать ни приезжали!

- Мне еще на телетайпе поработать довелось, - Татьяна Александровна Фомина вспоминает теперь об этом с легкой ностальгией, - это тоже машинка особая, звонишь, тебя соединяют с номером, вставляешь в нее «дырявую» бумагу и передаешь адресату информацию.

- А весы вам зачем?

- Чтобы письма взвешивать, от веса ведь и стоимость доставки зависит.

- Да, раньше без факса и интернета по другому все было. У нас в канцелярии 12 человек работало, а еще четыре машинистки. Сейчас только одна - Хадыча Абдулловна Тухватулина, давайте и к ней зайдем.

Машбюро находилось через два кабинета и сразу стало понятно, называется оно так скорее по привычке - печатную машинку и здесь давно заменил компьютер. Хадыча Абдулловна что-то набирала.

- Много у Вас работы?

- Хватает, хоть почти везде сейчас компьютеры стоят, но есть подразделения, где их нет. Многим нужны справки, выписки.

«Прощальным аккордом» по общему отделу стало путешествие в архив университета. Вернее, в будущий архив - старый уж в очень ветхом помещении находится, так что в подвале главного корпуса выделили несколько комнат для размещения документов долгосрочного хранения, теперь там стеллажи устанавливают.

Ну и… пора, в общем-то, закругляться с описанием работы канцелярии. Не думаю, что я смогла описать ее как-то романтично, проникла в какие-то тайны. Но главное, я и, надеюсь, вы получше узнали о людях, к которым всегда на бегу и, разрываясь между делами, так часто забегаем с неизменной просьбой: «Поставьте печать».

Автор: Оксана Коновалова