90-летний юбилей отметил один из первопроходцев сибирской космонавтики Григорий Маркелович Чернявский.

Выдающийся конструктор и учёный в области спутниковой связи и радионавигации. Лауреат Ленинской и Государственной премий, дважды кавалер ордена Ленина, член-корреспондент РАН Григорий Чернявский стоял у истоков сибирского спутникостроения вместе с М. Ф. Решетнёвым. До приезда в филиал ОКБ (ныне АО «ИСС») он работал на Оренбургском машиностроительном заводе, возглавлял различные подразделения, принимал участие в создании самолёта Ил-10, вертолёта Ми-1, баллистической ракеты Р-11ФМ.

Многие годы он также вёл активную научно-преподавательскую деятельность, является автором 300 научных трудов, 5 монографий и 145 изобретений. В 1990-е читал лекции в университетах Стэнфорда и Нью-Мексико.

Все, кто знает Чернявского лично, отмечают его мудрость и глубину мышления, и при этом удивительную способность быть лёгким в общении, остроумным, доброжелательным, понятным. Отчасти поэтому встречи с мэтром интересны всем – и молодёжи, и ветеранам, и тем, кто сегодня находится в самой гуще событий и расставляет акценты в деятельности космической отрасли.

Звезда его таланта помогла увидеть и проложить путь сибирской космонавтики. В нужное время и в нужном месте – в Красноярском филиале ОКБ-1 – Григорий Маркелович оказался по приглашению главного конструктора М. Ф. Решетнёва, которому часто доводилось бывать на Оренбургском заводе, решая рабочие вопросы, связанные с ракетной тематикой. В феврале 1960 года Г. М. Чернявский был принят в Решетнёвское предприятие на должность ведущего инженера, а в декабре назначен первым заместителем главного конструктора.

Тандем двух сильных и ярких личностей получился необыкновенно удачным, и роли в нём распределились оптимально. Михаил Фёдорович – прозорливый и дальновидный стратег, а Григорий Маркелович – умелый тактик. В силу огромной занятости как руководитель предприятия и депутат Городского совета, Решетнёв вынужден был значительную часть технических вопросов возложить на первого заместителя, и Чернявский полностью оправдывал доверие. Во многом благодаря его организаторскому таланту и технической эрудиции сибиряки создали первое самостоятельное изделие – ракету-носитель «Космос-3», а затем и заложили основы отечественной спутниковой связи, геодезии, ретрансляции и навигации. Первыми в стране освоили геостационарную орбиту, создали и запустили спутники непосредственного телевещания.

«Как главный конструктор космических систем, Григорий Чернявский активно продвигал многие передовые идеи, в том числе идеологию создания первых аппаратов-ретрансляторов с вычислительной машиной на борту, – рассказывает главный специалист отделения управления и эксплуатации космических систем Юрий Князькин. – Заложенные в них технические идеи впоследствии послужили основой для создания бортовых программных комплексов управления, которыми оснащаются современные спутники-ретрансляторы «ИСС».

Воспоминаниями о работе с Григорием Маркеловичем делится и ветеран космической фирмы Пётр Сивирин: «Будучи человеком смелого мышления, Чернявский ставил коллективу интересные сложные задачи, и сам весьма охотно участвовал в их решении. Так, при отработке космического аппарата «Молния-1» в конце 60-х годов прошлого столетия под его руководством был проделан большой объём работ по измерению реальных характеристик связных радиолиний и обеспечению электромагнитной совместимости между бортовыми и наземными средствами связи и управления».

Это был поистине знаковый момент: космический аппарат «Молния-1» должен был обеспечить через сеть станций «Орбита» (на тот момент в стране их уже было построено 20) трансляцию торжественных правительственных заседаний, посвящённых 50-летию Октябрьской революции. И коллектив спутникостроителей свою задачу успешно выполнил. «Молния-1» была запущена вовремя. А с её запуском было положено начало созданию Единой спутниковой системы связи РФ. Сибирские спутники «Молния-1» работали в космосе 20 лет, с их помощью также осуществлялась связь отечественных космических и ракетных     войск.

Пётр Яковлевич вспоминает и личный опыт взаимодействия с первым заместителем главного конструктора: «Работа под началом Чернявского многому учила. Бывало, что мы, молодые инженеры, гордые своим участием в освоении космоса, полагали, что уже так много знаем и умеем. И, неся на утверждение первому заместителю главного конструктора техническое предложение или эскизный проект, в душе надеялись: вроде бы всё получилось хорошо и, возможно, даже отметят наш творческий рост. Ведь одобрение человека и руководителя такого ранга действительно дорогого стоит. Но Григорий Маркелович с его огромным опытом и профессиональной интуицией смотрел на вещи куда более реально и детально, и у него, как правило, всегда находились справедливые и обоснованные замечания к нашим трудам. И мы в очередной раз убеждались, что нам есть куда расти и над чем работать, что из любых неудач и ошибок следует извлекать полезный урок и стремиться к такому результату, который будет максимально полезным для людей».

Создаваемые на сибирском предприятии космические аппараты постоянно усложнялись, для работы над ними требовались специалисты «нового поколения», то есть владеющие приёмами и методами математического моделирования процессов управления. Для наиболее успешного решения задачи по подготовке кадрового резерва на базе Красноярского государственного университета по инициативе Григория Маркеловича была создана специализированная кафедра, которую он сам и возглавил. Многое сделал для её развития и воспитал не одно поколение творческих высококвалифицированных специалистов, которые затем влились в коллектив Решетнёвской фирмы.

По мнению Григория Маркеловича, учиться в профессии нужно всю жизнь. В этом он служил примером для других, регулярно запрашивал в научно-технической библиотеке предприятия тематические книги и журналы, изучению их посвящал многие часы, как правило, в выходные дни. А вместе с тем живо интересовался, насколько востребованы информационные активы у других сотрудников.

Советник генерального директора «ИСС» Роман Туркенич, который в те годы возглавлял службу информационно-технической поддержки, вспоминает: «Перед каждым заседанием аттестационной комиссии, председателем которой Чернявский являлся, секретарь запрашивала для него данные: насколько активно аттестуемые работают с материалами научно-технической информации, когда в последний раз посещали научно-техническую библиотеку предприятия, какую литературу использовали для решения профессиональных задач. Помимо этого, Григорий Маркелович интересовался их отношением к изобретательской и рационализаторской деятельности».

Чернявский и сам нередко давал старт рационализаторской мысли. Так, после отработки в конце 70-х годов в крупногабаритной безэховой камере антенны с фазированной решёткой Григорий Маркелович поручил инженерно-техническому персоналу фирмы подать предложения, как дальше с максимальной эффективностью использовать БЭК, в итоге на этих площадях был создан целый комплекс рабочих мест для испытаний малых космических аппаратов и бортовых радиотехнических систем. В те годы Григорий Маркелович был одним из первых и немногих, кто уверенно поддержал М. Ф. Решетнёва в убеждении: создание информационных технологий открывает для отрасли и страны большую перспективу. И во многом благодаря единодушной позиции людей, стоявших у руля предприятия, несмотря на растущую популярность в те годы направления по созданию всё более мощных средств выведения – сибиряки всё же выбрали в качестве своей основной тематики спутникостроение. Так, при живом участии Чернявского наше предприятие встало на путь, на котором смогло занять и удерживать лидерские позиции в российской и мировой космонавтике.