Выдающийся учёный нашего университета рассказал о молодости, авантюризме в работе, значении материальных ценностей в своих правилах жизни.

Заведующий кафедрой Радиотехнических систем доктор технических наук, профессор Герман Сергеевич Шарыгин 18 сентября отметил свой юбилей - 80 лет. «Я не ощущаю, что сейчас перехожу рубеж, который должен изменить мою жизнь. Сейчас у меня масса дел: необходимо решить кафедральные вопросы, закончить научные работы, подготовить рабочие кадры. Конечно, хотелось, чтобы мне было не 80 лет, а 70 или 60, но пока есть силы, я буду работать», - говорит накануне своего юбилея Герман Сергеевич.

Могу назвать себя авантюристом. В молодости я занимался туризмом. Через год после окончания Томского политехнического института совершил путешествие по Байкалу. Поход наложил отпечаток на всю мою жизнь, с того момента я побывал во многих уголках мира. Вместе с коллегами был в научных экспедициях в Дагестане, на Сахалине. Испытывал радиосистемы на исследовательских судах в акватории Тихого и Индийского океанов (прим. всего совершено 40 рейсов). Наша задача была сложной – улучшить показатели в измерительных системах, которые не могла обеспечить существующая тогда аппаратура. Но мы были молоды, полны энтузиазма и оптимизма.

В молодости человек берётся за такие дела, что будь он опытнее и старше - никогда не влез бы в авантюру. Например, я в возрасте 28 лет стал заведующим в новом техническом вузе города. Когда первый ректор ТУСУРа (прим. в 1962 году университет назывался ТИРИЭТ) Григорий Семенович Зубарев позвонил и предложил мне место заведующего кафедрой радиоприемных устройств, я удивился. На тот момент я занимал должность ассистента в политехническом институте и у меня даже диссертация не была написана. Однако, трудности новой работы меня не пугали.

Передо мной никогда не стояла цель сделать карьеру. В 1991 году в ТУСУРе я занимал должность проректора по научной работе по приглашению Ивана Николаевича Пустынского (прим. ректор вуза с 1984 по 1999). На тот период у меня были большие объемы научно-исследовательских работ и строить административную карьеру не входило в мои планы. Тем не менее, я согласился на должность проректора, хотя работы на кафедре не уменьшилось. Совмещать два направления – организаторское и научное – ­­­­­­­­­оказалось тяжело и не результативно. Сидя на «двух стульях» пришлось выбирать один. Я выбрал науку.

Говорят о том, что сейчас нужно выдвигать молодёжь на руководящие должности. Я согласен, поскольку считаю, что чем человек моложе, тем он меньше оглядывается на трудности и ставит перед собой задачи, которые стремится выполнить. Пожилой человек не очень инициативен. Он осторожен и видит массу сложностей на пути к достижению желаемого результата. Это объективный процесс, который в среднем справедлив… Но есть исключения.

Вследствие материальной политики, изменились ценности. Когда я был молодым ученым, то занимался наукой ради идеи. Мне хотелось открыть что-то интересное, получить новые результаты. К сожалению, в наше время на первый план вышли материальные блага. Целое поколение воспитано на презумпции материального интереса. Во время распада СССР от нас уехали тысячи специалистов. Почему? В газетах пишут: они уехали, потому что там больше работы. По моему мнению, это не так. Они уехали за хорошей жизнью: возможностью ездить на хорошей машине, покупать дефицитные продукты. Такая ситуация продолжается и по сей день. Студент выучился в ТУСУРе, защитил диссертацию, для него здесь есть условия для плодотворной работы, а он все равно уезжает. В сознании молодых людей, как правило, преобладает материальный интерес. К сожалению, это объективный факт, тут ничего не поделаешь.

Сейчас от учёного требуют универсальности: он должен заниматься не только научно-исследовательскими, но и опытно-конструкторскими работами. Изобретателей много, но нужно уметь еще и продвинуть свой «товар», чтобы он овладел массами. Однако такой подход усложняет работу одному человеку. Учёному сложно довести идею до готового продукта. Для эффективности необходимо, чтобы каждый занимался своим делом: один занимался наукой, а другой продвигал изобретение на рынок. Раньше вузы преимущественно выполняли научно-исследовательские работы, а уже другие организации выполняли опытно-конструкторские разработки и внедряли их в производство.

Работать ради материальных стимулов - значит, обрекать себя на неудачу. Материальное благосостояние должно быть вторичным. Главным для учёного должна быть наука.

Часто говорят, что иностранцы «снимают сливки» с российской науки, пользуясь бедственным положением наших учёных. Отчасти это верно- в той мере, в какой мы позволяем это делать. Однако наши достижения не нужно преувеличивать, особенно в области новейших технологий, и преуменьшать достижения западных учёных. Кроме того, у нас не меньше возможностей «снимать сливки» с западной науки – на международных научных конференциях можно услышать и проанализировать громадное количество научных результатов, полученных во всех развитых странах.

Не верю, что прогресс имеет обратный ход. Считаю, что гордость, независимость, здравый смысл, присущие российскому народу, приведут к возрождению и прогрессу российской науки. Только не было бы слишком поздно, ведь уходит старшее поколение, которое способно передать опыт молодым учёным.

При подготовке использовались материалы книги «Из прошлого – в будущее. Воспоминания и размышления выпускников и ветеранов университета». ТУСУР, 2002 год