Туда не занесет ни лифт, ни вертолет
Там не помогут важные бумаги...
В качестве вступления

Начало года не предвещало никаких потрясений. Работа- дом - работа. Будни. Но мой личный опыт подсказывал: високосный год так просто не проходит. Тем более - год полувекового юбилея ТАКТа. И уже витает в воздухе идея, которая в кратком изложении выглядит так - "три по пятьдесят в одну посуду". Иначе говоря, собрать 50 тактовцев, которым за 50 и отметить 50-летие ТАКТа восхождением на ГОРУ.

Тактовцев, которым за пятьдесят, пруд пруди, а вот, как пел Высоцкий, "настоящих буйных мало". Но они есть. И вот на сайте ТАКТа появляется информация, что Федор Петрович Паршин намеревается воплотить эту идею в жизнь и призывает под знамена всех желающих.

Все-таки удивительное это "создание" - ТАКТ. Я каждый раз поражаюсь способности тактовцев к самоорганизации и суперконструктивизму. Скажем, возникает некая идея, требующая для реализации коллективных усилий. И откуда-то возникают люди, знающие, как это осуществить, берущие на себя заботы, хлопоты и немалую ответственность. Вокруг них появляются другие люди, которые тоже что-то делают, помогают, переживают, участвуют по мере сил... В итоге получается хорошо. Откуда берется этот энтузиазм, бескорыстие, самопожертвование в людях, разменявших шестой или седьмой десяток лет своей жизни, битых и тертых ею не раз? Для меня большая загадка. Как бы там ни было, но идея ветеранского юбилейного восхождения на Белуху развивалась и осуществлялась именно так.

Сколько сил и нервов положили "системообразующие фигуры" нашей экспедиции на Белуху - Федя Паршин, Коля Родионов, Витя Христенко я могу только догадываться. Зато им есть чем гордиться. Хотя пятьдесят тех, кому за пятьдесят, собрать не удалось, однако большинству из собравшихся было за шестьдесят, а некоторым и за семьдесят. Я ради интереса подсчитал суммарный возраст нашей семерки ветеранов (позывной ТАКТ-3), которой руководил Витя Христенко. Получилось 452 года, а средний возраст составил 64, 3 года. Было интересно наблюдать за реакцией людей, с изумлением взиравших на то, как семерка дедов с седыми бородами и с рюкзаками выше головы резво чешет по леднику. Если резюмировать все высказанное нам во время встреч с многочисленными группами туристов и альпинистов, то звучит это примерно следующим образом: "Нам бы в ваши годы так". Действительно, ветеранская часть нашей экспедиции - это мужички будь здоров! За долгую альпинистскую жизнь эти люди побывали практически во всех горных районах нашей огромной страны и повидали всякого.

Но и Белуха не просто Гора. Она тоже повидала всяких. Трепет алтайцев перед ней мне очень хорошо понятен. Все-таки есть в ней что-то такое, что влечет сюда огромное число разных людей, а не только альпинистов. Вид горы, что с юга на двуглавую красавицу, что с севера на суровую Аккемскую стену оставляет неизгладимое впечатление. И принимает она не всегда и не каждого. В составе нашей экспедиции были ребята, для которых попытка восхождения на Белуху была не первой, не второй и даже не третьей.

Ход событий

Несмотря на необычность идеи восхождения, сюжет развивался по обычному для таких экспедиций стандарту. Состав участников формировался по принципу естественного отбора - "подписались" те, кто чувствовал в себе силы и желание пойти. В итоге образовались четыре отделения участников - от трех до семи человек в каждом, плюс небольшая группа поддержки из трех человек. В каждом отделении собрались люди, знающие друг друга не один десяток лет. А всех вместе объединила в сплоченную команду тактовская школа восхождений и походов. Как мне видится сегодня, единое понимание того, что и как надо делать без лишних споров и дискуссий, сыграло решающую роль в успехе всего предприятия. Странное дело, люди, ходившие вместе когда-то давным-давно, стали делать экспедиционную работу так, как будто расстались вчера. Например, наше самое "ветеранистое" отделение из семи человек съехалось из шести городов России, но слаженность и взаимопонимание были полными.

28 июля в Тюнгуре пути всех участников пересеклись. Здесь случилось братание и массовое рукопожатие, ведь многие из нас - тактовцы из разных поколений и знакомы лишь заочно. Затем произошло разделение груза и людей. Груз двинулся в путь по Кучерле к Ак-кему на лошадях, а люди - вначале на ГАЗ-66 через перевал Казуяк и до кафе "Три березы", а затем пешим ходом по Ак-кемскому ущелью. Каждое отделение шло в своем темпе, связь поддерживалась постоянно благодаря наличию неплохих радиостанций. В итоге на финиш отделения пришли с разрывом в несколько часов, но без изматывающей гонки за лидером и изнуряющего торможения в ожидании отстающих. Груз уже был в базовом лагере. Все оказалось в целости и сохранности, хотя и сваленным в общую кучу. После недолгих поисков каждый нашел в ней то, что искал. Вот уже стоят палатки, натянуты тенты, приготовлен ужин.

Последующие два дня были потрачены на акклиматизационный выход на Ак-кемский ледник, заброску снаряжения и учебные занятия. Несмотря на огромный опыт прошлых лет, занятия для всех участников оказались исключительно полезными как в техническом, так и в тактическом отношении. Это стало особенно ясно на маршруте.

Погода нам благоприятствовала, но в день выхода из базового лагеря слегка заартачилась. С утра пошел дождь, который к обеду стих. Отделение Феди Паршина, легкое на подъем, быстро выдвинулось вверх, на Томские стоянки. Наше отделение, которое заметно выделялось своей неторопливостью, вышло после обеда, согреваемое солнышком. Но не успели мы подняться к часовне, как полил дождь. Это такая малость, когда ты под рюкзаком и в движении. Но вот становиться на ночевку под дождем - удовольствие сомнительное. А куда деваться, если начинает темнеть и идти ночевать на ледник неохота. Все привычно делают свое дело.

Наутро мама Христя (это прозвище прилипло к Вите Христенко давно, когда он водил новичков и опекал их не хуже мамы) соорудил завтрак, в корне уничтожая инициативу масс, которые нагло вылеживались в спальниках и ждали сигнала к атаке на еду.

Погода снова нам улыбается, а мы улыбаемся всему, что нас окружает. Вот приближается отделение под водительством Коли Родионова. Они вчера замешкались с выходом и не захотели выходить под дождем, который накрыл нас по дороге. Хитрые, однако. Сегодня они идут сухие, но уже слегка утомленные ранним двухчасовым переходом. А мы отдохнувшие, но слегка сырые, неспешно собираемся и начинаем двигаться вслед за ними.

В итоге к вечеру все четыре отделения подтягиваются на Томские стоянки. Следующий день посвятили ледовым занятиям и подготовке к выходу. Погода наладилась. Подход под перевал Делоне по открытому леднику не составил никаких проблем. Но склон перевала впечатлял своей крутизной, протяженностью и камнепадами. Начиная с десяти утра, как только появлялось солнышко, с двух склонов начинали свистеть камни. В нижней части подъема обстрел шел перекрестно, с двух склонов. Поэтому после ознакомления с обстановкой и прохождения бергшрунда в начале подъема, командор Христя дал команду на отступление.

Рано-прерано мама Христя призвал всех на завтрак, а после коротких сборов Федя Паршин напутствовал отделение ветеранов краткой речью и пинком под зад - такова традиция.

Через пару часов работы вся группа стояла на перевале, наслаждаясь первой победой и великолепной панорамой гор. В очередном сеансе радиосвязи выяснилось, что отделения Родионова и Паршина, еще раз оценив обстановку, решили идти через Корону Алтая - круг замкнулся, точнее все вернулось на круги своя. Теперь два наших отделения и два других отделения идут на Белуху навстречу друг другу, как и планировалось поначалу.

После спуска с Делоне, преодолев разорванную верхнюю часть ледника Менсу, остановились на обед. Заодно отслеживали движение второго отделения из трех человек. Это Володя Сороковиков, Сережа Панфилов и его сын Дима. Их позывной в эфире - "Корнет" отличался от остальных, которые звучали незатейливо - Такт-1 (Паршин), Такт-2 (Родионов) и Такт-3 (Христенко). Мимо нас за это время прошли группы из Москвы - маевцы, из Новокузнецка - прямо как на первомайской демонстрации. Все идут в хорошем темпе. А мы никуда не спешим. Не спеша пообедали, не спеша собрались, не спеша поднялись на Берельское седло и не спеша стали на ночевку. Завтра предстоял решающий день - восхождение на Гору.

Завтра все повторилось один в один. Мама Христя, завтрак, сборы, змейка огоньков впереди - опять питерцы! Тропа типа дороги схвачена морозом. Идется легко. Что ж не идти, если почти все осталось в штурмовом лагере? Организм снова наполняет боевое возбуждение. Через сорок минут выходим на ледник под Горой. Вариантов подъема несколько, но реальных - два. Либо по 3А - чисто ледовый и поэтому лавиноопасный, либо по 3Б - скально-ледовый, технически более сложный, но менее опасный. Командор принимает решение в пользу 3Б. Несколько позже стало ясно, что для группы в девять человек этот маршрут идется дольше, но безопасность превыше всего.

Ключевые участки этого маршрута - две или три скальные стенки в возрасте 18-38 лет - проходятся быстро и непринужденно. Но нам-то в 60-70 лет куда спешить? Поэтому идем, наслаждаясь каждым шагом, вдыхая высоту и выдыхая последствия нездорового образа жизни. И жизнь хороша и жить хорошо!

Все знают, что в горах некоторые вещи происходят очень быстро. Например, смена погоды и наступление темноты. На середине скального гребня началась смена погоды. Солнце исчезло, зато пришла гроза. Нас накрыло облако и вокруг загрохотало. Куда деваться, если ты увешан железом и сидишь на скале, не имея возможности уйти с этого паршивого места? Остается уповать на милость небес и на удачу. Удача в этот раз от нас не отвернулась. Даже при нулевой видимости 72-летний Толя Арцимович, смог определиться по направлению. Гора нас приняла! Это стало ясно, когда облако разорвало порывом ветра и все увидели предвершинный взлет. Этот взлет все прошли на одном дыхании. И вот она - вершина! На вбитом ледорубе позванивает колокольчик, перебирая имена тех, кто остался здесь навсегда. Вершина сверкает в лучах заходящего солнца, а там, далеко внизу, в ущелья уже пришла ночь. Традиционные фото на память, записка, прощальный взгляд с горы и вниз. Всех переполняет радость преодоления... Спускаемся по 3А, так быстрее и безопаснее, поскольку уже подморозило и сход лавины маловероятен. Обезвоженный высотой организм требует воды. Останавливаемся на леднике, с которого начали подъем, топим снег, выпиваем по кружке чая и в лагерь. Все в состоянии эйфории. Ведь еще три часа назад было неочевидно, пустит ли к себе Гора. И вот свершилось! Ты счастлив и нем, как точно подметил Владимир Высоцкий!

Погода на следующее утро праздновала победу вместе с нами. На пронзительно синем небе ни облачка и вовсю хозяйничает солнце. Все заняты зализыванием мелких ран и пьют, пьют, пьют. Вот знакомая седловина перевала, а вот и знакомые перила. Под восторженное сияние звезд приходим на Томские стоянки.

В полдень мы ушли со стоянок, а под вечер были на базе. Все! Спасибо тебе, Белуха, за ту радость победы над собой, общения со старыми, верными друзьями, за короткое, но незабываемое возвращение в юность!

В качестве послесловия

Все кончается, как хорошее, так и плохое. Закончилась и наша экспедиция на Белуху. Все ее участники разъехались по городам и весям. Каков же ее итог? На мой взгляд, он состоит не только в том, что достойно, с высоким спортивным результатом ознаменован 50-летний юбилей ТАКТа. Один из наиболее важных ее итогов состоит в утверждении основной аксиомы - бывших ТАКТовцев не бывает! И я рад и горд тем, что мне посчастливилось близко познакомиться с новыми друзьями - Федей Паршиным, Колей Носовым, Олегом Михалевым, Володей Сороковиковым, Сережей Панфиловым, Валерой Алдын-Херелом, Ваней Чубарем, Александром Пугачевым, посмотреть в деле юных друзей Диму Панфилова и Колю Уварова и, конечно же, пообщаться и пройти в одной связке со старыми друзьями - Колей Родионовым, Вовой Федоровым, Толей Арцимовичем, Сашей Петровым, Вовой Макеевым, Сашей и Валей Рожковыми, Вовой Рассохиным и Витей Христенко. Возможно, это тоже станет одной из традиций ТАКТа - отмечать юбилеи ТАКТа такого рода экспедициями. Всем ТАКТовцам здоровья, удачи, успехов, новых маршрутов!

Автор: Геннадий Васильев