Не хочется начинать материал с банальных фраз из серии "академическая гребля - один из брендов нашего университета" и плавно перейти к тому, что этот вид спорта "почти что ровесник ТУСУРа". Все это так и все мы прекрасно это знаем. И, беседуя с Брониславом Ионовичем Мисевичусом, президентом Федерации адемической гребли Томской области, человеком, который "вошел в первую лодку" сборной ТУСУРа (а тогда еще ТИРиЭТа), мы не старались развенчать "мифы о гребле". Просто вспомнили кое-какие факты из истории развития этого вида спорта и немного порассуждали о том, что все-таки движет события вперед - стечение обстоятельств или энтузиазм конкретных людей.

- Наверное, то, что академическая гребля получила свое развитие именно в ТУСУРе - не простое "совпадение". Был удачно выбран сам момент для создания секции: новый вуз только открылся, здесь не боялись начинать интересные масштабные проекты...

- Да, конечно, важен сам момент: ТИРиЭТ только-только создавался, ему нужно было иметь свое "лицо" - и не только научное или студенческое. И академическая гребля тут пришлась как раз кстати - вид спорта очень красивый, да и наша команда уже через несколько лет после своего основания помогла громко заявить о себе новом институте на всю страну. Но все равно я считаю, что главным в этом деле был энтузиазм тех людей, что начинали развивать академическую греблю в ТУСУРе. Умение убеждать, пробивной характер Анатолия Ивановича Иванова, главного тренера нашей сборной, во многом определили, по крайней мере, первые шаги нового (причем, не только для ТУСУРа, но и для Томской области и даже Сибири) вида спорта. А дальше - усилия команды, работа на результат. В итоге дело подпитывает само себя.

- А как Вы "пришли в греблю"? Вообще, как создавалась первая команда?

- Поступал я еще в ТПИ, в 1962 году вместе с остальными студентами РТФ был переведен в новый вуз - ТИРиЭТ. И вот однажды на тренировке (я занимался тяжелой атлетикой) подходит ко мне Анатолий Иванович Иванов: "В вузе скоро будет открыта новая секция академической гребли. Пойдешь?" Он присматривался ко всем ребятам-спортсменам, выбирал тех, кто по своим параметрам лучше подходил для гребли. Когда я учился на третьем курсе, вуз получил первые лодки, мы начали занятия на воде. Вначале на Томи у нашего стадиона (сейчас он принадлежит ТГУ) оборудовали эллинг, понемногу набирались опыта. Через два года меня отправили на соревнования в Москву, так сказать, на разведку - без тренера, без представителя. Я взял в аренду лодку и выступил от имени ТИРиЭТа и Томской области.

- Историческое событие...

- Наверное, правда, результат я тогда показал не слишком хороший. На следующий год Анатолий Иванович (сам он выпускник Ленинградского института физической культуры) пригласил к нам "в гости" питерскую гребную команду - очень опытную, со своей солидной школой. Человек 15 приехали. Они какое-то время жили с нами в палатках на Курье - шло строительство гребной базы - проводили, как теперь бы сказали, мастер-классы, учили нас некоторым приемам. Эти тренировки послужили нам хорошим толчком для продолжения занятий. На следующий год уже сборная ТИРиЭТа поехала в Москву на соревнования. Мы сразу вошли в десятку сильнейших команд страны. А в некоторых видах вплотную подобрались к лидерам. Вот так почти сразу наша команда "вклинилась" в общую картину, вошла в ряд сборных "первого эшелона".

- Про греблю говорят, что это очень "дружный" вид спорта, без слаженной команды здесь не обойтись...

- Да, и сегодня я вспоминаю о тех, кто входил в "тот самый" первый состав, тех, кто пришел позже только с самыми добрыми чувствами. Важно, что почти сразу же сборная института по академической гребле стала по-настоящему дружной командой... Базы на Сенной Курье еще не было, и весной 64-го сразу же после завершения сессии руководство вуза организовало для нас спортивный лагерь на Оби. Мы загрузили все необходимое на лодки и отправились вниз по течению Томи, а затем вверх по Оби. Жили в палатках, тренировались... Вообще, об академической гребле как "хорошей жизненной школе" говорят почти все, кто в свое время входил в команду ТУСУРа, а это не одна сотня человек.

- Но Сенная Курья как место для будущей гребной базы была выбрана сразу?

- Да, ее тут же "присмотрели". На Томи все-таки тренироваться было опасно, а тут такое удобное место - нужные два километра в длину, зарослей почти нет. Условия были даже слишком идеальные.

За институтом закрепили эту территорию. Мы сами за одно лето построили эллинг, а в последующие годы - столовую и домики. Народу было много. Все очень старались: знали, что трудимся для себя.

- И результат усилий не заставил себя ждать...

- Да, конечно. В СССР в те годы гребных центров было десятка два, и Томский, все это признавали, являлся одним из самых сильных. Академическая гребля стала одним из немногих видов спорта, который приносил Томской области всесоюзную известность. Поэтому нас хорошо поддерживал не только вуз. Часть финансирования поступала через Областной спортивный комитет. В стране проходило очень большое число соревнований, и везде наша сборная показывала результаты "первого уровня": спартакиады народов РСФСР, первенства студенческого общества "Буревестник", первенство России, первенство СССР... Число спортсменов, что представляли наш вуз, доходило до 50 человек. Очень быстро мы охватили весь "спектр лодок". Правда, в олимпийскую сборную СССР никому из нас так войти и не удалось - все-таки команда непрофессиональная, студенческая. Время спортивной жизни у большинства наших гребцов завершалось сразу же после окончания учебы. Команда демонстрировала серьезные достижения, но, чтобы достичь большего, нужен совсем другой подход. И все-таки в числе "ведущих" и "сильнейших" наша сборная продержалась лет 20. Трудности начались в 90-х. Очень важно, что в этот сложный период перестройки руководству ТУСУРа совместно с тренерской командой, (в первую очередь, это Анатолий Иванович Иванов, Лидия Порфирьевна Ранцева, Инесса Михайловна Богомолова, Валентин"а Николаевна Якименко) удалось сохранить академическую греблю в ВУЗе. И сегодня наша сборная демонстрирует новые успехи. П"равда, проблем остается много. Одна из самых главных даже не финансовая: заросла Курья, осталась трасса в один километр, не больше. Очень сложно после километровых тренировок переключаться на дистанцию в 2 км...

Взять, к примеру, этот сезон. Команда зимой хорошо потренировалась в гребном бассейне, потом сборы. В итоге на первых соревнованиях выступили хорошо. Вернулись - сессия, воды в Курье мало. Уровень тренированности упал. В Казани показали не самый хороший результат. А все дело в том, что нет условий для занятий дома.

- Вы отслеживаете жизнь нашей сборной буквально по шагам?

- Нет, не так подробно. Академическая гребля для меня сегодня - это общественная нагрузка. Как президент Федерации академической гребли Томской области я занимаюсь больше организационными делами, в тренировочных процессах не участвую.

- Девушки из нашей сборной рассказывают, что часто им приходится слышать: ну как в Сибири, где полгода лежит снег, можно греблей заниматься? И Вам, наверное, такое говорили?

- Да, академическая гребля в Сибири - вопрос энтузиазма. Конечно, у нас построен гребной бассейн, где можно тренироваться, но настоящих результатов можно добиться только на открытой воде. Поэтому в основном все команды тренируются на сборах. Конечно, из центральной части России в тот же Темрюк, где уже ранней весной можно начинать тренировки на открытой воде, выехать гораздо проще... Я в свое время побывал почти во всех гребных центрах России, повторюсь, их число достигало 20. Теперь осталось менее десятка. Самые сильные находятся в Москве и Казани, остальные, как и томский, выживают больше за счет энтузиазма... У нас в Сибири сложно развивать почти все виды спорта. Даже лыжи и коньки. Проводить тренировки при температуре ниже минус 20 невозможно - большие нагрузки, угроза заболеть.

А чтобы чего-то достичь, показать высокий результат, нужен большой объем тренировок, необходимо отдавать спорту почти все силы и время. Большой спорт требует профессионального подхода, современного оборудования, приличного финансирования. В тех условиях, что страна живет сегодня, занять четвертое место на Олимпиаде-2012 - очень даже неплохо.

В свое время мы чувствовали поддержку государства во всем. Причем денег нам, студентам, не платили. Только талоны на питание выдавали - вот и все бонусы. Зато мы знали, что если команда хорошо выступит, можно планировать работу на будущий год, набирать новых людей. Нам спортсменам, нужно было только хорошо тренироваться и учиться. Правда, с успеваемостью почти ни у кого проблем не было - неумный (скажем так) человек и в спорте не нужен. Для достижения высокого результата и в учебе, и в гребле нужны волевые качества, человек должен суметь преодолеть себя, ему просто необходимо четко распланировать каждый свой день.

- По-Вашему, сегодня спортсменам-гребцам сложнее совмещать спорт с учебой?

- Когда мы учились, то прекрасно понимали, что после окончания института каждого из нас ждет распределение, работа точно будет. Конечно, учиться нужно было хорошо, чтобы устроиться получше, стать нужным специалистом, но и на спорт время оставалось. А сейчас я смотрю на молодых людей, что приходят к нам на работу (Бронислав Ионович - генеральный директор компании "НовИнТех" - прим. ред.) - отбор у нас очень серьезный. И предпочтение мы отдаем тем, кто, окончив вуз, имеет не только теоретические знания, но уже проработал по специальности год или два, совмещая это с учебой, и имеет некоторый практический опыт. Понятно, что молодому человеку лучше всего уже начиная с третьего курса подыскивать себе работу по профилю, чтобы потом было легко устроиться на перспективное место. Здесь уже не до спорта. Вот и получается, что в команде вуза по академической гребле чаще всего больших результатов добиваются девушки, а перспективные парни уходят с головой в работу по профессии. И тем не менее, академическая гребля остается одним из самых красивых видов спорта, занимаясь которым студенты обретают не только гармонично развитое тело, но и очень нужные в современной жизни волевые качества.