«Смена» эпох Мне всегда нравилась историческая наука. Нет, даты-имена, это все для зубрежки. Просто меня всегда завораживало то, что в зависимости, от эпохи, от того, сколько сохранилось ее документальных или вещественных свидетельств, меняется сам взгляд на исторический период. Скажем, бронзовый век. О предназначении каждого откопанного колышка ученым приходится размышлять, вписывать его в устройство быта. Чем дальше - тем больше уже документальных источников, четких свидетельств. К чему это я? Когда на открытии лаборатории СКБ "Смена" (см. новость на с.2) зашла речь об истории этого конструкторского бюро, а позже Антон Геннадьевич Лощилов, руководитель СКБ, признался, что знает об истоках "Смены" только от очевидцев той поры, да по фотоальбомам, которые он и его сотрудники обнаружили, разбирая "наследство", доставшееся от прежнего коллектива бюро, мне пришла мысль: а почему бы не написать об истории "Смены", опираясь не на "свидетельства очевидцев", а на "вещественные источники"? Понятно, что такой взгляд будет более субъективным и поверхностным, но, судя по всему, к истории СКБ в юбилейный для ТУСУРа год придется еще вернуться, почему бы не начать с этого шага?

Помещение свежеотремонированной лаборатории. Вокруг все слишком чисто, даже стерильно. Свою ностальгическую нотку вносят немного потрепанные большие альбомы, которые я и пришла посмотреть. Золотыми буквами выведено - "СКБ "Смена".

Открываем, и тут же на первой странице вместо ожидаемых мною цифр и списка достижений прелестная картина: коллектив СКБ на рабочем месте. Не буду вам ее описывать, лучше размещу в материале. Здорово ведь? Тамару Ивановну Семенову (крайняя слева) я узнала по фотографии.

Антон Геннадьевич расшифровывает для меня юмор радиоэлектронщиков:

- Видите, тут они микросхему чуть ли не сварочным аппаратом приваривают?

Перелистываем страницу (какие, оказывается, в нашем вузе художники учились!).

  А вот еще рисунок: толпа представителей предприятий несется в "Смену" со своими заявками.

- Целая культура оформления таких ежегодных альбомов ушла, - размышляет Антон Геннадьевич. - Тогда, наверное, сама жизнь была более размеренной, оставалось время порисовать.

А вот роль иллюстрации выполняет документ - акт внедрения.

- Тогда результаты НИР или ОКР такими актами описывались. Вот этот документ здесь - "свидетель" целого направления работы СКБ - технологии подгонки толстопленочных резисторов. Вот и фотографии приборов, которые были разработаны в эти годы в "Смене" - ЮР-5, ЮР-6. У нас даже их образцы сохранились.

  Я обратила внимание на подпись под фотографией:

- Смотрите, тут пишут - реальный экономический результат от внедрения ЮР-5 - 478 572 тысячи рублей.

- Да, конечно, это впечатляет, - соглашается Антон Геннадьевич.

«Смена» эпох Я снова наткнулась на смешную картинку. Ничего непонятно, но лицо экспериментатора уморительное.

- Почему непонятно? - искренне удивился Антон Геннадьевич. - Вот человек держит в руках микросхему, проводит ее ускоренное испытание. Вот ее в кастрюльку опустил, а вот в холодильник - надпись "замерз".

"Духовная пища тоже имеет свои деликатесы. Гете", - эта цитата с одной из страниц привела меня к мысли, что такой неформально-юморной стиль оформления альбома СКБ говорит о том, что трудились здесь люди веселые и общительные, которые не только работой с утра до вечера были заняты.

А вот фотография еще одного устройства - "Газоразрядная индикаторная панель".

- В "Смене" создавали устройства, определяющие концентрацию метана в шахтах, - объяснил Антон Геннадьевич. - Нынешним составом СКБ также ведутся работы по обеспечению безопасности шахтных выработок.

А вот пошли последние страницы: "Выпускникам последующих лет! Докладываем, что 10 лет нашей жизни были наполнены усердным самоотверженным трудом, стремлением оставить возникающие трудности позади. Приобретя опыт и знания, полученные в институте, мы пришли к окончанию учебы в следующем составе..."

Искомая "историческая справка" гласила:

  • Общая площадь СКБ - 40 кв. м ("Примерно как сейчас", - комментирует Антон Геннадьевич).
  • Число студентов - 65 человек ("У нас - 25").
  • Объем работ - 25 тысяч рублей ("Цифру можно перевести на сегодняшние деньги").
  • Опубликовано и направлено в печать работ - 12.
  • Количество внедрений - 5.
  • Экономический эффект - 84 тысячи рублей. ("А вот это впечатляет - такая отдача").

Следующая надпись заставила улыбнуться: "Смел и крепок наш союз, будем вместе - кончим вуз".

«Смена» эпох Мы продолжали рассматривать альбом, кого-то из нынешних преподавателей узнавали (какой молодой!), кого-то нет, но постепенно мне стало интересно, чем занят молодой человек за соседним столом. Все то время, что мы рассматривали "страницы истории", он нажимал на кнопки непонятного прибора, по форме больше всего напоминающего чемодан среднего размера.

- Это Александр Бомбизов, младший научный сотрудник СКБ, аспирант кафедры ТОР ‑ представил его Антон Геннадьевич. - Прибор, который разрабатывает Александр, предназначен для анализа состояния горных пород в шахтных сооружениях по косвенным признакам электромагнитного и акустического излучения. Как я уже говорил, обеспечение безопасности шахтной выработки - тема для СКБ "Смена" не новая, первые работы в этом направлении датированы серединой 90-х годов прошлого века. Работы тогда были ориентированы на анализ концентрации метана в угольных шахтах. Научная разработка велась по заданию Прокопьевского завода шахтной автоматики. Был разработан и внедрен в производство сигнализатор метана в составе индивидуального шахтерского светильника.

Природный газ в шахтных сооружениях представляет собой источник большой опасности, малейшая искра может привести к моментальному возгоранию или взрыву. Трагические истории таких событий нам, к сожалению, известны. Другим опасным фактором, сопровождающим шахтную выработку на больших глубинах, является горный удар - подземное землетрясение, высвобождающее большую потенциальную энергию горных пластов. Именно над решением задачи своевременной диагностики состояния шахтных сооружений и предотвращением трагических последствий "шахтных землетрясений" трудится в настоящее время Александр Александрович.

Следует сказать, что данная работа была инициирована Томским политехническим университетом, где под руководством Анатолия Алексеевича Беспалько уже несколько десятков лет трудится научная группа. Именно они обратились к нам около 3-х лет назад и поставили задачу: разработать автономный цифровой спектроанализатор-регистратор, который можно на несколько суток (до 1 недели) поместить в шахту, а после проанализировать, как менялись характеристики электромагнитного и акустического излучения до и в процессе горного удара или технологического взрыва.

Задача, откровенно говоря, нас сразу "зацепила". Возможность создать специализированный измерительный прибор, попробовать свои силы в относительно новом для нас направлении... В общем, долго мы раздумывать не стали - согласились. Через полтора года два опытных образца прибора уже проходили первые испытания в шахтных условиях.

Как оказалось, автоматизация анализа информации, записанной прибором, сама по себе является не простой задачей. Ведь в нескольких гигабайтах информации необходимо "рассмотреть" ранние предпосылки горного удара, выявить закономерности, построить методику диагностики. Для решения данной задачи необходимо специализированное программное обеспечение. Работа в этом направлении уже ведется.

Слушая Антона Геннадьевича, про себя я думала: вот он, классический пример увлеченного ученого - он работает не для цифр отчета, не для "галочки", ему просто интересно дойти до конца, посмотреть на видимый результат своих исследований. И тут же попыталась соотнести этих молодых людей с лицами фотографий альбомов СКБ, которые еще лежали на столе. Потом пришла мысль: а зачем? Прошлым нужно гордиться, его не вернешь, наоборот, нужно смотреть только в будущее.

- В "Смене" ждут активных увлекающихся студентов, - вторил моим размышлениям Антон Геннадьевич, - рабочие места есть, и тематикой обеспечим. Если ребята придут толковые, работа найдется.

Автор: Оксана Коновалова