В наше время так мало осталось людей, о которых можно складывать легенды, и всё-таки мне посчастливилось познакомиться с таким человеком. Лидия Ефимовна Абрамович - герой этого повествования.

Этот золотой человек, а иначе и сказать нельзя, проработал в ТУСУРе практически всю свою жизнь. Лидия Ефимовна воспитала не одно поколение студентов, дав им прекрасные, твердые знания по физике. И сейчас, будучи на пенсии, Лидия Ефимовна скромно говорит о себе: "В моей биографии нет каких-либо особенных фактов, обыкновенная жизнь обыкновенного человека". Но с этим согласиться невозможно.

Лидия Ефимовна оказалась в Томске, будучи еще совсем ребенком. Родилась она в Одессе, но оттуда пришлось бежать, так как началась война. В Томске жил брат ее отца, который в свое время был доцентом в ТГУ, он и приютил бежавших от войны Елену Абрамович (маму Лидию Ефимовны) и маленькую Лиду.

Самым страшным испытанием для семьи стал голод. Лидия Ефимовна говорит: "Всегда хотелось есть. Я была маленькая, худенькая совсем. А мама тогда работала в библиотеке и отдавала мне свою еду, я тогда, конечно, не понимала и брала, но мама и не позволила бы не взять". Если у томичей были свои хоть небольшие, но огородики, то у Абрамовичей поначалу ничего не было, выживали, как могли - в те годы кусочек хлеба с малиновым вареньем казался необыкновенным чудом.

Школу Лидия Ефимовна окончила с отличием, тогда не было золотых медалей, но если бы они были, то, как признавались учителя Лидии Ефимовны, она обязательно получила бы свою заслуженную медаль. Мама Лидии Ефимовны была очень мудрой женщиной и настояла на том, чтобы дочь получила высшее образование. "Ты можешь идти, куда хочешь, но образование получить должна непременно". Лидии Ефимовне все предметы давались достаточно легко, особенно технические дисциплины. Языки же она не очень любила, "Что угодно, только не немецкий!". Лидия Ефимовна всегда была большим любителем книг. У дядюшки была огромная библиотека, часть своих книг он отдал в военный госпиталь.

Лидия Ефимовна часто вспоминает о своем товарище. "Был у нас Михаил Романович Акуваев, талантливейший математик. Мы часто собирались в общежитии на Никитина. Он сидел порой на кровати и что-то читал. Казалось, что читал беллетристику, но нет, у него в руках был учебник по математике. Я не могла изучать математику без бумаги и карандаша, а он мог. И то, что с войны он вернулся инвалидом, не помешало ему быть лучшим. Круглый отличник..."

"С мужем познакомилась в университете, правда, глядя на него, и не думала, что когда-то свяжу с ним свою жизнь. На фронт он уходил, еще будучи студентом. Приказ "ни шагу назад" он выполнял неукоснительно, несмотря даже на то, что посреди поля боя у него открылся гнойный аппендицит, и спасли его, можно сказать, чудом. Как признались врачи: "Выжил благодаря молодости и железному здоровью".

Молодость у Лидии Ефимовны была насыщенной. Она была секретарем парткома, постоянно участвовала в субботниках, бралась за любую работу. Рассказывала, как собирала весь ФТФ на разгрузку леса, который сплавляли по реке. "Мальчишки все ушли на фронт, а мы, вооружившись баграми, пытались выловить из реки огромные бревна. За нами наблюдали военнопленные, которые тоже участвовали в тяжелых работах, и смеялись. Один багор мы все-таки утопили, но, когда нам показали, как надо, мы потихоньку начали доставать неподатливые бревна".

Она вспоминает День Победы. "Это было огромное счастье. Мы услышали обращение из репродуктора. И бежали, сами не зная куда... Вскоре вся площадь Революции (теперь Новособорная) наполнилась людьми. Это была Великая Победа".

После окончания университета Лидия Ефимовна работала в Политехническом университете. Мама была уже старенькой, а условия для жизни оставляли желать лучшего. Лидия Ефимовна обратилась тогда в партком с просьбой предоставить нормальное жилье для нее и престарелой мамы, на что А.А. Воробьев, декан, заявил: "Ценю как преподавателя, но квартиру не дам". И благодаря Господину Случаю Лидия Ефимовна оказалась в ТУСУРе, хотя тогда наш вуз назывался иначе - ТИРиЭТ. Отделившись от Политехнического университета, он собрал лучших студентов и замечательный преподавательский состав. Лидия Ефимовна почти не ощутила перемены - все лица были знакомы, чужой она себя не чувствовала. Ей дали небольшую квартиру на Елизаровых, пусть маленькую, но уже свою. Как признается Лидия Ефимовна, она работала с удовольствием. Преподавание ей всегда нравилось больше, чем научная деятельность.

Было всё: и смешное, и грустное. В первые годы преподавания Лидию Ефимовну, молоденькую и хрупкую, частенько принимали за студентку. Как-то после зачета Лидия Ефимовна шла домой по проспекту Ленина. Улица была засыпана снегом. Было уже довольно поздно, и вдруг за спиной она почувствовала скрип шагов. Она ускорила шаг и побежала. Как оказалось позднее, кто-то из студентов захотел проводить ее до дома, но так и не смог догнать свою преподавательницу.

Курьезные случаи были и со "списывальщиками". Пытаясь списать, заочники попадались на том, что отражение шпаргалок можно было под определенным углом наблюдать в оконном стекле.

Лидия Ефимовна была справедлива к своим студентам, она очень любила работать с ребятами. Сейчас они сами стали взрослыми, солидными и, хочется верить, не забыли преподавательницу, которая так была увлечена своим предметом...