Когда я впервые услышала это словосочетание - элитная аспирантура - невольно подумала: аспиранты - это и так элита, лучшие из лучших, куда уж дальше? "Элитной" программу целевой подготовки аспирантов ТУСУРа, которая начала свою работу примерно месяц назад (имена девяти победителей мы опубликовали в прошлом номере), тут же "окрестили" журналисты. Но Татьяна Юрьевна Коротина, начальник отдела аспирантуры и докторантуры ТУСУРа, и Инна Александровна Ярымова, заведующая отделением послевузовского профессионального образования, с которыми я встретилась, не то чтобы меня поправили, но явно сместили акценты - прежде всего речь идет о целевой подготовке. А уж речь об ее "элитности" нужно вести параллельно. Конечно, первым возник вопрос: откуда сама идея проекта новой программы?

- Летом прошлого года Высшая школа экономики опубликовала информацию об открытии "Аспирантуры полного дня": "Мы полагаем, что она сыграет роль пилотного проекта, акселератора. Если программа будет успешна, а об этом мы узнаем в ближайшие три-четыре года, когда пройдет несколько наборов, когда наши первые аспиранты полного дня выйдут на защиту диссертаций в России и за рубежом, то этот пилотный проект может стать моделью для ряда сильных российских университетов. И поможет и им стать еще сильнее", - подвел итог своей работы декан факультета социологии ГУ-ВШЭ Александр Чепуренко. Ректор и проректор по научной работе ТУСУРа эту идею поддержали: аспирант свой полный рабочий день посвящает исследованию, учится и работает в пределах вуза и получает за это достаточно существенную стипендию - 15 тысяч рублей. При этом ему не запрещается участвовать в разного рода грантах и программах, заниматься преподавательской деятельностью. Но опять же - в пределах ТУСУРа. И в итоге он может "нормально" себя чувствовать, занимаясь только своим исследованием.

- Наверное, тут стоит вспомнить полное название программы - "целевая подготовка аспирантов для научно-педагогического кадрового резерва"?

- Да, и некоторые цифры просто-таки подталкивают нас создать такой "резерв". В ТУСУРе больше половины преподавателей входят в категорию "свыше 50 лет", 33 процента - пенсионного возраста. Вузу необходимо задуматься над проблемой омоложения кадров.

- А "обычная" аспирантура эту проблему не решала?

- Обычно аспирант не посвящает себя целиком и полностью только учебе и работе на кафедре. Мало того, в программе целевой подготовки есть важный пункт: после защиты молодой человек обязан отработать в университете еще три года. С ним заключается специальное трудовое соглашение.

Таким образом, мы предполагаем вести целенаправленную подготовку сотрудников для кафедр, научных лабораторий и НИИ университета.

- С чего вы начали работу над программой?

- С подготовки нормативных документов, согласования с юридической и финансовыми службами. Нужно было зарезервировать тот фонд, который пойдет на повышение стипендии целевых аспирантов, а это не много - не мало около миллиона рублей.

Далее шло "продумывание" рейтинга, оценка мероприятий, научных или учебно-научных показателей, которые будут учитываться при отборе. Для этого на каждого аспиранта составлялась информационная карта, где отмечались все его шаги, все публикации, выступления, дипломы, грамоты.

- А были аспиранты с очень хорошими показателями, которые отказались участвовать в программе целевой подготовки?

- Были. Говорят - страшно, ответственность большая. В соглашении, которое подписывает участник программы, есть пункт о выплате компенсации, если он не сможет после защиты отработать три года в ТУСУРе. В основе всего - тройная ответственность: аспиранта, кафедры и университета. Научный руководитель рекомендует аспиранта, заведующий кафедрой дает согласие. Для этого он должен целиком и полностью доверять своему молодому сотруднику. К тому же если аспирант не защищается в указанный срок (в плане-прогнозе четко оговаривается дата окончания учебы), кафедра возмещает все затраты на его подготовку. Поэтому каждый, вступая в программу, оценил свои планы и возможности, прежде чем дать согласие на участие.

- Конкурс среди аспирантов был?

- Да, примерно два человека на место. Для первого раза это хорошо. Мы надеемся, что такой конкурс будет проходить каждый год. На встрече с победителями проректор по научной работе Александр Александрович Шелупанов сказал: "Их девять, на следующий год будет еще десять". Будет все больше молодых людей, планирующих в дальнейшем связать свою жизнь с ТУСУРом. И уж точно десять прекрасных защит в год нам будут обеспечены только благодаря этой программе. Если "целевой резерв" даст положительные результаты, то со стороны руководства всегда будет поддержка - и моральная, и материальная.

- А первую "целевую стипендию" победители уже получили?

- Да, встретили одного - глаза горят. Целых 15 тысяч! Как-то чувствуется, что самооценка его выросла, появилось спокойствие и уверенность.

- Насколько я знаю, нуждающимся еще и комнаты в общежитии готовят?

- Да, планируется этим летом целое крыло отремонтировать специально для целевых аспирантов. Два человека в комнате, хорошие условия для проживания.

- Не боитесь негативных настроений: мол, кому-то все...

- Конкурс - открытый: кто захочет, может в нем участвовать. Не прошел сразу, удастся с другой попытки, подтяни свои показатели и подавай документы на следующий год. Есть к чему стремиться.

- Девять победителей - это сколько от общего числа аспирантов ТУСУРа?

- 10 процентов. Причем каждый действительно "первый" по всем показателям. Конечно, хотелось бы, чтобы в программе участвовали хотя бы 25 процентов, а уж если бы 50... Мы бы точно вошли в пятерку вузов-лидеров по защитам в стране.

- Так было задумано - одна кафедра представляет одного целевого аспиранта?

- Нет, но на кафедре, прежде чем рекомендовать участника, должны были найти для него рабочее место (что важно - согласно квалификации), обеспечить всем необходимым.

Разговор с Татьяной Юрьевной и Инной Александровной заканчивался, в общем-то, предсказуемыми фразами: "Сегодня в ТУСУРе созданы все условия для успешной защиты диссертации. Работать, конечно, придется с утра до вечера, но будет и результат..." И не согласиться с этим сложно. А еще меня восхитила "хитрозадуманность" самой программы подготовки "кадрового резерва" - сложно еще больше мотивировать молодого человека для успешной защиты диссертации, продолжения работы в университете. Деньги, конечно, всегда важны, но вот ответственность перед кафедрой, перед вузом, перед собой, в конце концов. Впечатляет!

Прощаясь, я попросила координаты хотя бы двух аспирантов-целевиков. Будет интересно пообщаться с ними, узнать мотивы участия в программе.

Решив, что называется, одним ударом (тьфу, чуть не написала двух зайцев)... В общем, встречу с Вестой Щербиной, аспиранткой кафедры ЭП, и Андреем Коколовым, аспирантом кафедры КСУП, я назначила в один день с разницей в час. Так получилось, что спустя несколько часов на Ученом совете их еще ожидало торжественное вручение сертификатов участников программы.

Кабинет Весты Вячеславовны найти было легко - как входишь в корпус ФЭТ, сразу налево. Глаза не сразу привыкают к темноте. Длинные верстаки (?) с непонятными железками, вдалеке светятся окна малюсенького кабинета. Я даже растерялась. Но вот из-за двери выглядывает девушка:

- Вы, наверное, ко мне?

Кабинетик, и правда, небольшой, места только на стол и два стула. Стены увешаны разноцветными плакатами с формулами и графиками.

- Вот там мы эксперименты проводим, - Веста кивает на испугавшие меня ряды приборов.

Лихорадочно соображаю, стоит ли подробно расспрашивать о научной работе - все равно вряд ли что пойму.

- Вот эти два постера, - моя собеседница пришла мне на выручку, обернувшись назад и показывая на плакаты, - были представлены на зарубежных конференциях. После окончания учебы я съездила на одну в Китай - с постерным докладом, а в прошлом году побывала на конференции в Швейцарии - уже с устным. А вот этот постер мой научный руководитель [Станислав Михайлович Шандаров, уточняю я для себя] возил в Эдинбург.

На постере фотографии периодических доменных структур, которые создаются в кристаллах ниобата лития, в Черноголовке, в Институте проблем технологии микроэлектроники и особочистых материалов РАН. Наша цель - получение на них генерации излучения с удвоенной частотой.

- Когда Вы увлеклись этим научным направлением? Еще в студенчестве?

- Да, на пятом курсе. Моя дипломная работа была по похожей тематике.

Я попыталась понять, из чего состоит "обычный" день не совсем обычного аспиранта.

- Но Вы же здесь эксперименты не каждый день проводите? С чего начинается Ваш день?

- (улыбается) С включения компьютера, проверки почты: нужно посмотреть, какие новые конкурсы объявлены. Еще на нашей кафедре я параллельно занимаюсь разработкой учебных планов третьего поколения - много времени на это уходит. Приходится распределять свое время.

Настало время подойти к цели нашей встречи...

- Когда Вы услышали о программе целевой подготовки аспирантов, сомнения были - участвовать или нет?

- Не было. Я и так после учебы собиралась остаться на кафедре, условия программы совпали с моими планами. Единственное, я подошла к научному руководителю и спросила: готовы ли Вы подписать направление, доверяете?

- Было радостно услышать, когда он сказал: конечно, доверяю.

- Да, конечно!

- Но не было боязни включаться в программу: жизнь - штука сложная...

- Нет, не думаю, что что-то произойдет, что так сильно изменит мои планы.

- Больше привлекает занятие наукой или образовательный процесс?

- Наверное, преподавание. У меня сейчас один лекционный курс - физика фотонных кристаллов. Также веду лабораторные работы у студентов разных факультетов.

И тут, как будто дождавшись своего "выхода", в кабинет зашел Станислав Михайлович Шандаров.

- Вот как раз мой научный руководитель...

Станислав Михайлович немного смутился и попытался тут же удалиться. Я тут же вцепилась в него своими вопросами:

- Веста Вячеславовна хорошая аспирантка?

- Слов нет.

- Плохих или хороших?

- Хороших, конечно.

- Было легко рекомендовать ее к участию в программе целевой подготовки?

- Я вообще никакого отношения к ее победе не имею. Только сказал - да, все остальное - от нее. Чем меньше ненужных хлопот доставляет человек, тем лучше. Правильно? А профессиональные задачи мы всегда решаем вместе.

Он тут же скрылся. Я засмеялась:

- Признайтесь, Веста, Вы это подстроили.

Она широко распахнула глаза:

- Нет, он действительно так думает.

Я задала заранее придуманный вопрос:

- Куда потратили первую стипендию? 15 тысяч - целая зарплата.

Моя собеседница заулыбалась:

- Не скажу никому.

- Наверное, на учебники, - пошутила я. - Сегодня пройдет вручение сертификатов участников программы. Какие ощущения?

- Радостные, конечно. Самые яркие эмоции были, когда узнала, что победила.

- Пожелания тем, кто только хочет поучаствовать в этой программе, будут?

- Публикуйтесь как можно чаще, участвуйте в максимально возможном числе конкурсов.

- Я знаю, что Вы "президентская" стипендиатка...

- Да, и собираюсь поучаствовать в конкурсе Правительства, а еще подала документы на конкурс Госдумы Томской области. Не нужно бояться грантов РФФИ и ФЦП. Обе мои поездки были спонсированы Российским фондом фундаментальных исследований.

Чем больше будешь стараться, тем больше будет получаться, - на такой рифме закончился наш разговор.

Мне очень понравилось общаться с этой девушкой - обаятельной и целеустремленной. Кажется, что как раз для таких, как она, и была создана программа "Кадровый резерв ТУСУРа".

Два этажа выше, и я открываю дверь кабинета, где мы договорились встретиться с Андреем Александровичем Коколовым, аспирантом кафедры КСУП. Просторное помещение. Преподавательская, наверное. (как потом оказалось - лаборатория интеллектуальных компьютерных систем).

Настроения побольше узнать о "аспирантской участи" уже не было, я задала прямой вопрос:

- Вы сразу решили поучаствовать в программе целевой подготовки или сомнения были?

- Конечно, были. Смущал пункт о том, что после защиты нужно отработать в ТУСУРе три года. Посоветовался с женой, с коллегами. В итоге подал свои документы.

- Главный побудительный момент - стипендия "целевика"?

- Конечно, деньги всегда важны, комната в общежитии... А еще я подумал о том, что теперь кафедра тоже должна бороться за то, чтобы я вовремя защитился, иначе деньги снимут. Получается, твоя диссертация нужна не только тебе.

- Уже почувствовали "суровый" надзор?

- Пока нет, программа ведь только началась.

- Так все-таки было в планах остаться в ТУСУРе после защиты диссертации?

- Сложно сказать. Невозможно загадывать на несколько лет вперед...

- Расскажете о своей научной работе?

- На кафедре я участвую в выполнении множества грантов, федеральных целевых программ, в международных проектах. Мы исследуем и разрабатываем монолитные интегральные схемы. По всему этому большому разделу нужно еще и постоянно отчитываться. Это занимает значительную часть времени. Заявки, отчеты... Конечно, остается время и на эксперименты. В Наноцентре мы проводим целый цикл разработки монолитной схемы, включая измерение отдельных элементов, создание математических моделей и проектирование самого "монолита".

Из текущих задач... Каждую неделю у нас проходят семинары, где каждый отчитывается перед научным руководителем о том, что он сделал - спроектировал, разработал программу. Научный руководитель слушает, дает рекомендации. В итоге составляется план на следующую неделю - подробный, чуть ли не почасовой. Такая же система введена и в Европе. Она помогает организовать свое время.

- Если бы не было возможности использовать в работе оборудование НЦ "Нанотехнологии", и темы бы Вашей диссертации не было?

- Нет, почему? Но работа бы была более теоретической, пришлось бы использовать чужие измерения. А теперь у меня есть возможность проверить свои идеи на практике.

- В работе над сколькими программами и грантами Вы участвуете?

[оборачивается на испещренную цифрами, датами и названиями проектов доску] Это план заявок, видите, все точно и четко: какие заявки подать и когда сдать отчет по уже выигранным программам. Ближайший должен быть отправлен 15 мая.

- Впечатляет. Что дает аспиранту работа над грантами (кроме денег - это понятно)?

- Уже само написание заявки или отчета - это процесс генерирования идей и подходов. Напишешь главу отчета по федеральной целевой программе - считай, диплом готов. У меня так и было. То же, думаю, будет и с диссертацией. Когда пишешь заявку, невольно заглядываешь вперед, опираешься на новейшие разработки. Потом в исследованиях приходится догонять свою мысль...

Уходила я из корпуса ФЭТ с мыслями смешанными.

Да, "целевик целевику рознь". Кто-то точно уверен, что сделал правильно, включившись в программу кадрового резерва, кто-то сомневается. Кто-то представляет жизнь как прямую линию, а для кого-то она - спутанный клубок. Наверное, это нормально и правильно.

Главное, что и те, и другие поверили ТУСУРу... Ну а ТУСУР в ответ пове рил им.

Оксана Коновалова