Если честно, над тем, как в нашей газете "отпраздновать" День науки (8 февраля - надеюсь, дату эту в ТУСУРе помнят) особенно задумываться не пришлось. Тема, что называется, напрашивалась сама собой. Нужно было срочно и всенепременно рассказать о проектах, победивших в конкурсе по отбору организаций на право получения субсидий на реализацию комплексных проектов по созданию высокотехнологичного производства и развития кооперации российских высших учебных заведений и организаций в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2010 г. №218. Уф, звучит сложно и длинно, поэтому, когда я договаривалась на интервью с руководителями проектов-победителей, со временем перешла на фразу: "Нужно поговорить по 218-му..."

Три научных направления ТУСУРа получили господдержку. Первое курирует Николай Дмитриевич Малютин. В его рамках совместно с "Микраном" идет разработка аналогово-цифровой СВЧ аппаратуры. Интересно, но сложно, оставлю на потом, решила я. О втором проекте - создании источников света на основе светодиодов - мы уже немного писали, разговаривали с координатором Василием Ивановичем Туевым. По этой тематике можно много еще чего вызнать, но я решила в этот раз сконцентрироваться на третьем научном направлении "по 218-му". Космос - как раз то, что надо! Хотя звучало название проекта опять-таки сложно и непонятно: "Разработка унифицированного ряда электронных модулей на основе технологии "система-на-кристалле" для систем управления и электропитания космических аппаратов связи, навигации и дистанционного зондирования Земли с длительным сроком активного существования".

Ничего, разберемся! К сожалению, координатор проекта Талгат Рашитович Газизов оказался человеком занятым, ну никак не нашел времени для встречи, зато о своей работе рассказали Валерий Павлович Алексеев и Антон Геннадьевич Лощилов, руководители отдельных направлений.

На мой несколько наивный вопрос: "Работа над проектом много времени занимает?" - Валерий Павлович Алексеев (в данном контексте он меня интересовал не как председатель профкома сотрудников, а как доцент кафедры КИПР), ответил просто:

- Эта работа возникла не на пустом месте - я всю жизнь занимался космической и авиационной специальной аппаратурой. В частности, в круг моих интересов лет десять назад вошло научное направление прогнозирования износа космической аппаратуры не статистическими, а физико-технологическими методами. Что это значит? Моя задача и задача моих коллег, используя наши знания о технологических процессах, об их возможных дефектах, о влиянии тепловыделения, физического воздействия, просчитать, когда и что на спутнике растрескается, оторвется или отломается. Три года назад (эта наша работа уже на стадии завершения) по этой тематике мы заключили хоздоговор с ОАО "Информационные спутниковые системы" (ИСС) имени академика М.Ф. Решетнева (город Железногорск) - ведущим в стране предприятием по разработке спутниковой связной аппаратуры. Когда в ОАО "ИСС" увидели, что мы можем для них делать, предложили оформить заявку на участие в проекте по 218-му постановлению правительства. Мы выиграли. Появился дополнительный объем работ. Первая сложность была уже в том, что фактически тема начала финансироваться 24 ноября, а отчет по первому этапу нужно было представить 5 декабря. Помогло то, что у нас был задел по хоздоговору. Не дожидаясь финансирования, наша научная группа - шесть студентов, один аспирант, несколько научных сотрудников (по большей части - молодежь) - начала работать, как только мы узнали о победе. Поэтому и успели. Трудность была еще и в том, что помимо научной составляющей, нам нужно было следить за выполнением так называемых маркеров: обозначить определенное количество студентов, молодых ученых, научно-педагогических работников, занятых в проекте. Нужно было оформить две заявки на изобретение, опубликовать две статьи в международных изданиях. Все маркеры отслеживались строго: это государственная тема, поэтому и требования определенные. Но, повторяю, поскольку у нас был хороший задел, мы со всем справились.

Очень хорошо проявили себя наши студенты. Мне было приятно слышать, когда после завершения первого этапа они сказали, что за эти месяцы они получили больше, чем за несколько лет теоретического обучения. Просто им было интересно, они занимались новой актуальной тематикой.

Теперь у нас в университете при НИИ космических технологий создана лаборатория теплового анализа. Правда, пока она не оборудована. У всех исполнителей проекта одна проблема - по федеральному закону ни один резистор не купишь, пока не пройдет конкурс. Поэтому на первом этапе мы больше использовали наши теоретические выкладки.

Неделю назад (беседа шла 20 января - прим. авт.) от нас уехал представитель заказчика, мы согласовали с ним содержание второго этапа. В марте будем предъявлять предварительные результаты. Работа идет, это радует. Уже сейчас можно говорить о том, что проект вылился в тему одной кандидатской диссертации. Два студента остаются в лаборатории, они будут поступать в аспирантуру, еще двое поедут работать в Железногорск.

- Наверное, проект дает еще и моральное удовлетворение: признание высокого уровня научных исследований.

- Даже не в этом дело. С Железногорском был у нас хоздоговор на восемь миллионов. А сейчас мы занимаемся стомиллионным проектом (если брать в расчет все наши три группы). По сути, выходим на прежний "докапиталистический" уровень. Радует, конечно, то, что идея физико-технологической теории надежности, о которой я впервые услышал еще в 1973 году, когда учился в Питере на факультете повышения квалификации, реализуется. Это было мечтой, к еевоплощению я пришел только сейчас, на фоне развития информационных технологий и развития компьютерной техники. Вручную рассчитать, когда растрескается какой-нибудь проводник или разойдется пайка в принципе невозможно, а компьютер сделает это за несколько десятков часов. Мы уже сейчас можем определить - вот эта деталь из такого-то материала разрушится через сто тысяч часов, а эта продержится дольше. Но понятно ведь, что общие задачи всех наших трех научных групп вытекают из того факта, что, к сожалению, российская спутниковая аппаратура, обладая низкой степенью надежности, имеет очень небольшие сроки службы - 3-5 лет. У американцев - 10-15. В рамках 218-го проекта ставится большая задача: научиться проектировать аппаратуру, которая бы успешно работала в космосе не меньший срок. А для этого нужно уметь прогнозировать ее износостойкость еще на Земле.

Антон Геннадьевич Лощилов, научный руководитель СКБ "Смена" им. Т.И. Семеновой, рассказ о своей работе начал с разъяснения простых вещей...

- Начинка искусственного спутника состоит из большого количества функциональных блоков, объединенных единой шиной ‑ информационной магистралью. К таким шинам предъявляются специальные требования, направленные на то, чтобы сигнал передавался без искажений, а в случае поломки одного или даже нескольких блоков система в целом функционировала без сбоев. Магистраль, по сути, это сложная система кабелей, ответвителей, приемников и передатчиков сигнала, требования к которым определяются ГОСТ 52070-2003. В стандарте определен перечень тестов (их более десятка), через которые должна пройти как магистраль в целом, так и все ее компоненты на самых разных стадиях производства. В настоящее время это тестирование проводится не на должном уровне - лишь на самой финишной стадии. Известно, что в ОАО "Информационные спутниковые системы" уделяют большое внимание надежности разрабатываемой аппаратуры, поэтому в адрес нашей группы два года назад был направлен запрос на возможность разработки автоматизированной системы контроля информационных магистралей и их компонентов. Переговоры продолжались около года. В результате было решено включить наше направление разработки в заявку предприятия по 218-му постановлению Правительства РФ. Сейчас уже можно с уверенностью сказать, что заявка прошла. Заказчику сдан первый этап работы. Всего проект рассчитан на два с половиной года (пять этапов). В ходе переговоров с заказчиком сразу стало понятно, что ОАО "ИСС" важна научная составляющая работы. Нам так и сказали: "Вы - не завод, вы - научная организация, поэтому мы от вас ждем особого подхода. Если потребуется дополнительный тест, в ходе которого мы получим дополнительную информацию о магистрали, вы должны его предложить, обосновать его необходимость и реализовать в опытном образце экспериментальной установки". И на наше счастье, потенциально, такие тесты существуют. Дело в том, что коллектив СКБ продолжительное время занимается разработкой систем для исследования объектов в режиме импульсного воздействия. Имеется научный задел. Выпущена опытная партия приборов. Ведутся работы по грантам ФЦП и РФФИ.

- Сколько человек занято в проекте?

- Около 15-ти, большая часть коллектива СКБ: четыре техника (студента), два инженера, четыре младших научных сотрудника (аспиранта), два старших научных сотрудника и два ведущих научных сотрудника (доктора технических наук).

‑ Как продвигается работа?

- Настроение у всех, как говорится, бодрое, мы постоянно обсуждаем, оцениваем проделанную часть работ. Вчера произошла встреча с представителем заказчика. Через неделю командировка на предприятие, так сказать, рекогносцировка. В начале марта участвуем в конференции молодых специалистов, проводимой ОАО "ИСС".

‑ Высоки ли требования к студентам? Как приходят в ваш коллектив?

‑ Основное требование простое ‑ умение и желание работать. Студенты к нам приходят начиная со второго курса, но, как правило, с третьего. Сам я начал заниматься наукой на втором курсе под руководством Николая Дмитриевича Малютина и поэтому сейчас понимаю, что знания, конечно, важны, но это не главное. Важен интерес к работе и доверие со стороны руководителя. Оно помогает реализовать молодому человеку свои личные качества на конкретной задаче. Такой подход позволяет нашим студентам из года в год выходить на защиты с реальными проектами, к пятому курсу имея "за душой" макет реально функционирующего устройства или блока. Чтобы попасть в наш коллектив, достаточно обратиться в лабораторию 420 главного корпуса ТУСУРа и пройти собеседование.

- Что значит для СКБ "Смена" участие в таком масштабном проекте, как "218-ый"?

- Этот проект для нас - новый опыт разработки сложной технической системы, востребованной серьезным заказчиком, определенная жизненная школа, если хотите. Времени на реализацию проекта на самом деле не так много ‑ всего два года. Однако у нашего коллектива есть успешный опыт разработки специальных измерительных приборов в такой короткий срок, стоит упомянуть векторный импульсный измеритель характеристик цепей (Р4-И-01), автономный регистратор электромагнитных и акустических сигналов (РЭМАС-1) для диагностики состояния шахтных сооружений.

В общем, времени на сомнения нет ‑ надо работать.

Текст: Оксана Коновалова