В 1962 году ТЭМИИТ переводят в Омск, а в перестроенном здании по постановлению ЦК КПСС СССР открывается новый вуз - ТИРиЭТ.

В связи с переездом ТЭМИИТа 10 мая строительные работы прекращаются, здание еще не достроено. А по существовавшему в те годы государственному плану 1 сентября 1962 года ТИРиЭТ должен был начать свою работу, несмотря на нехватку учебных площадей. И это происходит благодаря огромным усилиям преподавательского состава во главе с ректором Г.С.Зубаревым, за что им огромная благодарность.

На первый план сразу выдвинулось завершение строительства и реконструкция главного учебного корпуса. Проектные работы поручили выполнить Мосгипротрансу, еще ранее осуществлявшему проектирование этого здания для ТЭМИИТа, а строительные работы - ГОРЕМ-10 - подразделение в Томске Новосибирского треста транспортного строительства. Реконструкция продолжается уже по новой проектно-сметной документации.

Сразу же появились первые проблемы. Проектом были предусмотрены колонны с пилястрами, оформлявшими главный фасад и вход в здание, а в актовом зале художественная лепнина на потолке и люстра в центре зала.

Как всегда в нашей стране происходили изменения, в том числе и в области строительства. Н.С. Хрущев в одном из своих центральных выступлений осудил излишества в строительстве. Поэтому при утверждении проекта были исключены из сметы художественная лепнина в актовом зале, стоимость люстры и колонны. На возражения первого ректора ТУСУРа о том, что колонны уже заложены было сказано: «Срубайте!». Затраты на их отделку из сметы были исключены. Согласиться с таким поворотом событий было просто невозможно. Много дней и ночей было посвящено кропотливому анализу затрат. В итоге внесено предложение по экономии средств на выполнение работ по актовому залу и колоннам за счет сокращения менее значимых разделов работ. Так обрамление колонн и художественное оформление актового зала были выполнены согласно проекту.

Приобретение люстры в актовый зал тоже оказалось проблемой. После такого выступления Н.С. Хрущева люстры были отнесены к излишеству в строительстве, поступили распоряжения на прекращение их производства. С большим трудом удалось Г.С. Зубареву договориться с одним из московских заводов, изготовить в штучном порядке люстру для актового зала уже после прекращения их производства.

После утверждения проектно-сметной документации строительство шло не такими быстрыми темпами, как хотелось бы. Шел учебный год, а учебных площадей не хватало. На помощь пришел отдел ЦК КПСС, договорившийся с трестом, выполняющим строительные работы, трудиться в две смены с максимальной производительностью. Эти меры были очень эффективны, и темпы строительства возросли.

Также к строительству были привлечены преподавательский и учебно-вспомогательный персонал и студенты института.

Так в 1963 году надо было сдать в эксплуатацию ряд помещений северного крыла главного корпуса. Объем строительных работ был разделен на два срока - июль и август. Студенты, работая почти весь световой день, закончили работу вдвое короче намеченного срока и уже собирались разъезжаться по домам. Но простой в работе был крайне не желателен, пришлось первому ректору извиниться и попросить студентов продолжить работу до прибытия второй трудовой августовской бригады. Многие поняли и остались.

И вот в такой напряженный момент появляется на стройке в бостоновом костюме, лаковых туфлях и с забинтованной рукой студент Рабинович, ранее освобожденный от физических работ из-за травмы руки. Студенты шутки ради «ловко» разбинтовали ему руку и увидели мелкие царапины, не мешающие физической работе. Их возмущению не было предела. Провели комсомольское собрание и единогласно попросили Г.С. Зубарева отчислить его из института. Разумеется, ректор их просьбу поддержал и издал приказ об отчислении. Это отчисление было нарушением Устава высшей школы (разбирательства по этому случаю продолжались еще довольно долго).

Строительство продолжалось. Отделка фасада была уже закончена. Был назначен день снятия строительных лесов, но при осмотре фасада в присутствии рабочих и студентов было отмечено, что на портале здания как будто чего-то не хватает. Тогда один из стоявших студентов вызвался добровольцем исполнить подобные работы, только если ему дадут эскиз, материалы и помощников, он изготовит эмблему за три дня. С ходу ректор набросал эскиз - так появилась эмблема, не предусмотренная проектом, которая сейчас смотрится и отражает символику профиля института.

А еще во время строительства была обнаружена мемориальная доска жертвам черносотенцев, когда-то установленная на здании института, на дворовой свалке. Ее тщательно очистили, покрасили и прикрепили к стене.

Буквально всем миром строился наш главный корпус, благодаря многим людям, помогающим строительству, он принял именно такой внешний вид. Теперь невозможно представить центр города без этого величественного здания с колоннами, считается, что он очень удачно вписался в архитектуру Томска, мало того, теперь, благодаря ему, наш город для многих людей ассоциируется и с ТУСУРом.

Мария Михайлова