Валентин Петрович Обрусник. Томич с 1952 года. Профессор кафедры «промышленная электроника» ТУСУР, доктор технических наук, Заслуженный деятель науки и техники РФ, действительный член академии инженерных наук РФ, Изобретатель СССР, учредитель томского НИИ АЭМ и РАН РФ, в ТУСУРе 5 лет заведовал кафедрой ТОЭ, 11 лет - кафедрой электропривода в ТПУ. 5 лет был заместителем директора НИИ АЭМ по научной работе, с 1978-го по 1990-ый был проректором по учебной работе ТУСУРа. Подготовил шесть докторов и 32 кандидата технических наук. Написал 5 монографий, 4 учебника, 12 учебных пособий, имеет 39 авторских свидетельств на изобретения, опубликовал более260 научных статей. За свои достижения получил 18 наград.

Ничего списочек из цифр и званий? Впечатляет? Уже одно простое перечисление заслуг этого человека, втиснутое в предъюбилейную брошюру (Валентину Петровичу 25 февраля исполнилось 70 лет) многое рассказывает. Масштаб личности демонстрирует, и все такое… Но только, как всем известно, не должности-звания делают человека, а он их. Нет, не обещаю, что интервью с этим именитым юбиляром, покажет вам глубины его сознания, раскроет тайны, но все-таки поможет узнать этого человека получше.

- Родился я в семье интеллигентов - отец инженер, мать бухгалтер, ну а вырос в семье военного - отец после войны остался в армии, стал полковником. Он всегда старался, чтобы я стал настоящим мужчиной, это значит быть умным и сильным. И сколько бы мы не переезжали - везде ставился турник, так что спортом я занимался смолоду. У меня первые разряды по боксу, плаванию и гребле. В бокс, кстати, я попал случайно - комсомол дал поручение выступить. И здесь меня признали талантливым: я всегда побеждал в первом раунде - «за явным преимуществом».

Пророчили в боксе большое будущее, говорили, что буду великим мастером, даже «Оглоблей» прозвали - у меня руки на пять сантиметров длиннее, чем норма в моем росте. Но будущего этого не вышло. Как-то приехал в гости мой отец (я в политехническом уже учился), а мне нужно было в Ленинград ехать на всесоюзное соревнование от Томска. Он мне говорит: «Как это ты такой глупостью занимаешься? По морде-то попадает?» Я говорю: «Попадает, но редко». «И ты позволяешь, чтобы по серому веществу лупили?!» В итоге никуда я не поехал, послушал отца и бросил бокс. Он мне задачу поставил: профессором стать, наукой всерьез заняться - самому ему война помешала. И вот я эту задачу выполнял. (смеется)

Хотя, конечно, много у меня было увлечений - человек я активный, но считал, что учиться я должен только на отлично. Так и дети мои - все трое дочь и два сына окончили вузы с «красными» дипломами.

- Куда поступить после школы выбирали долго и серьезно?

- Вся родня у меня - механики. Династия начиналась аж при царе-батюшке. Отец тоже известный механик, автомобилист, много книг написал. Конечно, я тоже хотел традицию продолжить. Приехал в Томск (в Кемерово наша семья тогда жила), в ТПИ был факультет «автомобили и их эксплуатация». Но он прекратил набор. Что делать? Смотрю, есть специальность «электрификация промышленных предприятий». Вспомнил слова великого Ленина: «Коммунизм - есть советская власть плюс электрификация всей страны». Пошел туда. И нисколько не прогадал, что стал электромехаником. Любая специальность хороша, когда в нее вникаешь. Так я попал в ТПУ, потом в НИИ АЭМ и долго там работал. А когда направление АСУ на всю страну прогремело, НИИ АЭМ перевели в ТУСУР.

- Для Вас это было не слишком приятное перемещение?

- Сначала мне эта идея не понравилось, я протестовал. Но как говорилось в те времена, «партия - наш рулевой», рассуждали мы не очень. И теперь я очень рад, что попал в ТУСУР. Здесь работают хорошие люди и сейчас ТУСУР мне ближе, чем политех.

- Для многих ученых Вашего поколения ТУСУР так и остался «продолжением» ТПИ, а не отдельным вузом…

- Когда Григорий Семенович Зубарев его основывал, то отобрал лучших из лучших ученых ТПИ - молодых, талантливых, дал им дорогу. И так получилось, что здесь собрались особые люди, поэтому и атмосфера здесь своя. Когда мне нужно было выбирать, в каком вузе в итоге остаться, то я выбрал ТУСУР, он оказался роднее. ТУСУР родился в ТПУ, но теперь это вуз самостоятельный, особый по профилю инженерных специальностей, прогрессирующий, и, уверенно заявляю, элитный и в Томске, и в России, и за ее пределами.

- А как Вы стали проректором по учебной работе. Тоже «перевели»?

- Да, опять по воле партии. Я уже защитил докторскую диссертацию, был заместителем директора по науке в НИИ АЭМ. Виктор Михайлович Новицкий в ТУСУРе много лет работал проректором по учебной работе и хотел уйти с этой должности. Иван Петрович Чучалин (он тогда был у нас ректором) позвал меня, озвучил решение назначить новым проректором. Я говорю: «Что вы делаете? Я хочу заниматься наукой!» А мне: «Нет, нужно обеспечить связь науки и учебного процесса». Вот так я попал на эту работу.

- Нелегко пришлось на новой должности?

- Должен вам сказать, что Виктор Михайлович подобрал изумительные кадры - не нужны были никакие «ломки», перестановки, только научись работать с ними, давай свободу действий, помогай. Я вообще считаю, что любой начальник должен быть диктатором, но только по отношению к себе. Важно найти сообщников, которым можно доверять, и делать ставку на их инициативу. Я вообще-то человек темпераментный, но понимал, что нужно сдерживаться, ни в коем случае не обидеть человека криком, неуважением. А работал я с просто замечательными людьми, к примеру, Александр Иванович Силютин, Евгений Сергеевич Коваленко, Михаил Терентьевич Решетников, Виктор Михайлович Герасимов, Виктор Николаевич Татаринов… Я понимал, что сначала нужно многому от них научиться.

Пост проректора, кроме того, чтобы организовать учебный процесс, предполагает еще и создание каких-то особенностей вуза. В том числе быта и отдыха студентов. Поскольку я очень любил спорт, то сразу и обратил внимание на него. Спорт в ТУСУРе тогда вообще-то был неплохо развит, но я подумал, нужно, чтобы наш вуз великим был не только в науке, но и в спорте, культурно-массовой работе. Я попросил возглавить кафедру физвоспитания Павла Ефимовича Трояна. Он талантливый человек в области физической электроники и фанатично предан спорту, футболист. Отказывался, еле уговорил его попробовать «рулить» кафедрой хотя бы два года. Получилось, потом он заведовал кафедрой физвоспитания 11 лет. В результате его «руления» ТУСУР начал через 2-3 года занимать по совокупности достижений первые места среди вузов не только Томска, но и РСФСР. Я счастлив, что это мне удалось поучаствовать в этом подъеме. Важно было организовать и культурный отдых людей. Меня в школьные годы научили любить пение, хореографию (занимался танцами и в хоре), художественное чтение. В студенческие годы, будучи секретарем бюро ВЛКСМ электромеханического факультета ТПИ мне удалось создать одну из передовых самодеятельностей института. Вот и в должности проректора ТУСУРа (ранее - ТИРиЭТа, ТАСУРа), я решил, что одного «Экситона» мало. Нужно развивать кружки и клубы художественной самодеятельности, проводить смотры и конкурсы. В результате стараний и инициатив энтузиастов культамассовой работы (сейчас их шоуменами называют) удалось наш институт вывести на ведущие позиции в Томске и России. Наш сатирический клуб «Граммофон» стал призером многих конкурсов в Томске, России, СССР и за его пределами. Да и другие виды самодеятельности не отставали - сольное пение, хореография, художественное слово, бальные танцы…

Важной задачей было создать условия, чтобы студенты жили и питались хорошо. Нужны были буфеты и столовые в общежитиях, комнаты отдыха и спорта, льготное питание, дружины охраны порядка и безопасности. На все это требовались средства. Минвуз их выделял в мизерном количестве, помогала мощная наука института, из доходов от которой финансировались многие внеучебные мероприятия.

Но все это я вам рассказываю не для хвастовства. Просто на своей должности я старательно и добросовестно выполнял поставленные задачи. Все «достигнулось» усилиями многих беззаветно преданных нашему Университету сотрудников. Рад, что эти результаты сейчас преумножаются.

За время своего проректорства я многому научился в организационной работе у таких замечательных ректоров как Иван Петрович Чучалин, Феликс Иванович Перегудов, Иван Николаевич Пустынский. Спасибо им.

- О Вас говорят как об «организаторе науки». Что это за понятие такое?

- Чтобы называться «организатором», нужно иметь свое научное направление, приглашать к себе на работу талантливых людей. Да их еще найти надо суметь, поставить им конкретные задачи, следить за их развитием. Создать свою школу совсем непросто, но я занимался такими вопросами, что это в итоге удалось. Вот и появилось целое направление «школа исследования и разработки магнитно-вентильных регуляторов тока». Ей нет аналогов ни у нас, ни за рубежом.

- И это направление тоже создавалось по «воле партии»?

- Нет, даже толком и рассказать не могу, с чего все началось. Просто появилась идея (достаточно бредовая), чтобы магнитный элемент выполнял особые функции. Вместе с Анатолием Васильевичем Кобзевым (он у меня тогда был в аспирантуре) мы и решили заставить этого «хулигана» работать как мгновенного переключателя. Кончилось тем, что мы много там наизобретали, в итоге этот магнитный элемент приблизился к полупроводниковому ключу, стал новым источником тока для приборов. Это помогло резко уменьшить габариты и вес приборов, что особенно важно для космоса.

- Открытия такого уровня, которые действительно изменяют жизнь, в науке сейчас происходят реже или чаще, чем в ваше время?

- Наука требует денег, поддержки. Любой большой университет на западе окружают фирмы, которые ждут идей, чтобы реализовать их. У нас же то, что шло на оборону, финансировалось хорошо, а что на производство - никого не волновало. И на науку от всего госбюджета в те времена отводили всего четыре процента, а в той же Америке - пятнадцать. Сейчас и того хуже - 0,4 процента сделали. Еще и урезать пытаются.

Раньше предприятия на науку давали проценты от прибыли, Каждый руководитель знал, что если он эти деньги не использует по назначению, их у него государство заберет. Сейчас такой системы нет…& amp; amp; amp; amp; amp; amp; amp; lt; /p>

Но все равно наука в России очень сильна. У наших ученых просто мощнейшая подготовка, широкая эрудиция, кругозор. Класс российских специалистов на порядок выше общемирового. И я очень рад, что к учебному процессу отношение я все-таки имею.(смеется)

- Но между тем, Вы признавались, что экзамены принимать не любите.

- Это так. Я знаю, как человек на экзаменах мучается, сам не любил их сдавать. Сейчас, слава богу, есть рейтинговая система оценки знаний и человек может набрать баллы на хорошую и отличную оценку по предмету без экзамена.

- Наверное, важной Вашей общественной работой сейчас является председательство в Совете ветеранов ТУСУРа.

- Я председателем стал не по собственному желанию, начальство «уговорило». То же и Советом томского Дома ученых. Это сложное дело. И раньше, и сейчас пенсионеры государству не нужны. А они ждут внимания, помощи. У нас сейчас в ТУСУРе 542 пенсионера. Конечно, не я один ими занимаюсь, и я рад, что профсоюз и руководители университета к старшему поколению очень бережно относятся, при необходимости находят должные способы и средства (в том числе и денежные) чтобы им помочь.

Автор: Оксана Коновалова